(391) 277-74-54  (телефон / факс)

Бездействие следствия – основание для освобождения из СИЗО

Федеральная палата адвокатов РФ направила в Государственную Думу ФС РФ письмо относительно проекта федерального закона № 280281-7 «О внесении изменений в статьи 108 и 109 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» (далее – законопроект), который разработан во исполнение поручения Президента РФ о мерах по снижению административной нагрузки на субъекты предпринимательской деятельности. Внесение изменений в УПК РФ необходимо, чтобы исключить факты продления срока содержания под стражей лиц, подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений в сфере предпринимательской деятельности, в случае если по уголовному делу не производятся активные следственные действия. Предлагаемые изменения в ст. 108 УПК РФ в ФПА РФ поддержали, а поправки в ст. 109 УПК РФ назвали нуждающимися в корректировке.

В письме ФПА РФ говорится о полной поддержке концепции запрета продления срока содержания под стражей, в случае если по уголовному делу имеет место неэффективная организация расследования.

Что касается конкретных предложений, то поправка в ст. 108 уточняет круг лиц, обвиняемых в совершении преступлений в сфере предпринимательской деятельности, на которых распространяются положения ч. 11 ст. 108 УПК РФ, устанавливающие запрет на заключение под стражу в связи с совершением преступления в сфере экономической деятельности. Соглашаясь с данным уточнением, в ФПА РФ полагают, что предлагаемое изменение – это нормативизация разъяснения, изложенного в абз. 2 п. 8 Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2013 г. № 41 (ред. от 24 мая 2016 г.) «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога», применяемого на практике с 2013 г., т.е. в буквальном смысле «новеллой» не является. Тем не менее придание этому разъяснению нормативно-правовой природы обеспечит большую императивность указанного правила и минимизирует случаи необоснованного отказа в применении положений ч. 11указанной статьи в отношении предпринимателей.

В письме содержится аргументация необходимости изложения ст. 108 в новой редакции, где, в частности, отмечено, что предусмотренное Конституцией РФ право на свободу и личную неприкосновенность воплощает наиболее значимое социальное благо, которое может быть ограничено «лишь в той мере, в какой это необходимо в определенных ею целях, в установленном законом порядке, с соблюдением общеправовых принципов и на основе конституционных критериев необходимости, разумности и соразмерности, с тем чтобы не оказалось затронутым само существо данного права».

В то же время, говорится в письме ФПА РФ, законопроект нуждается в корректировке путем усиления гарантий, обеспечивающих запрет продления срока содержания под стражей, в случае если по уголовному делу имеет место неэффективная организация расследования.

Важнейшим критерием, определяющим разумные пределы содержания обвиняемого под стражей, является должная активность органов предварительного расследования по проведению следственных и (или) иных процессуальных действий в отношении лица, содержащегося под стражей.

Длительный отказ от проведения с участием обвиняемого в период его содержания под стражей следственных и (или) иных процессуальных действий обессмысливает само продление его срока содержания под стражей, трансформирует примененную меру уголовно-процессуального принуждения в разновидность наказания в отношении лица, еще не признанного виновным.

Между тем действующая редакция УПК РФ не устанавливает в качестве обязательного условия продления срока содержания под стражей необходимость проверки судом наличия необоснованных задержек производства с участием обвиняемого в период его содержания под стражей следственных и (или) иных процессуальных действий.

Не предусмотрены в УПК РФ и процессуальные гарантии, обеспечивающих достаточность и эффективность действий органов предварительного расследования, которые могли бы провести необходимые следственные и процессуальные действия без дальнейшей пролонгации срока содержания обвиняемого под стражей.

Скорейшее устранение указанного пробела в законодательстве обеспечит, как надеются в ФПА РФ, необходимое соответствие режима продления срока содержания обвиняемого под стражей конституционно-правовым и международно-правовым стандартам.

Согласно позиции ФПА РФ, «выполнение поручения Президента РФ предполагает создание нового уголовно-процессуального механизма, обеспечивающего запрет продления срока содержания под стражей, в случае неэффективной организации расследования».

В связи с этим в письме предлагается, помимо новаций, изложенных в рассматриваемом законопроекте, закрепить в УПК РФ положение о том, что продление срока содержания под стражей обвиняемого не допускается при наличии необоснованных задержек производства следственных и (или) иных процессуальных действий.

Для того чтобы это положение не было нейтрализовано судебной практикой, предлагается дополнить ст. 109 УПК РФ ч. 31, а ст. 110 УПК РФ – ч. 12.

В ст. 109, таким образом, появится следующий пункт: «31. В случаях, предусмотренных частью 2 и частью 3 настоящей статьи, не допускается продление срока содержания обвиняемого под стражей при наличии необоснованных задержек производства следственных и (или) иных процессуальных действий. Срок, на который продлевается содержание обвиняемого под стражей, должен быть обоснован необходимостью производства конкретных следственных и (или) иных процессуальных действий и соответствовать их продолжительности.».

А в ч. 12 ст. 110 будет указано, что «мера пресечения в виде заключения под стражу отменяется или заменяется на более мягкую при наличии необоснованных задержек производства следственных и (или) иных процессуальных действий.».

Кроме того, предлагается расширить круг лиц, правомочных отменить или изменить меру пресечения, за счет включения в него прокурора и руководителя следственного органа, что позволит обвиняемому и его защитнику более оперативно реагировать на незаконное бездействие дознавателя и следователя. Для этого ч. 2 ст. 110 УПК РФ может быть изложена в следующей редакции: «Отмена или изменение меры пресечения производится по постановлению дознавателя, следователя, руководителя следственного органа, прокурора или судьи либо по определению суда».

В письме содержится просьба довести позицию Федеральной палаты адвокатов РФ до сведения депутатов Государственной Думы для возможного учета мнения профессионального сообщества при принятии решения по данному законопроекту.

ИСТОЧНИК


Допрос с пристрастием

В Адвокатской палате прошёл очередной тренинг для студентов магистратуры "Адвокат в судебном процессе"

Новые формы в повышении квалификации адвокатов

В Гааге прошёл семинар, посвящённый дистанционному обучению

наверх страницы