(391) 277-74-54  (телефон / факс)

Возмещение вреда, причиненного незаконными действиями правоохранительных органов и судов: некоторые вопросы теории и практики.

 

Аннотация

Статья В.П.Богданова и И.С.Богдановой посвящена исследованию проблем возмещения вреда, причиненного незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда. Авторами проведен анализ условий и порядка возмещения вреда, причиненного в результате таких действий правоохранительных органов и судов, особое внимание уделено вопросам возмещения вреда, причиненного судами в результате осуществления правосудия и иной процессуальной деятельности. В статье высказано мнение об особой правовой природе компенсации за нарушение права на судопроизводство и исполнение судебного акта в разумный срок.

Ключевые слова: ответственность государства, незаконные действия, правоохранительные органы, суд, возмещение вреда, компенсация за нарушение права на судопроизводство, компенсация за нарушение права на исполнение судебного решения, разумный срок, порядок возмещения вреда, реабилитация.

По материалам журнала "Адвокат" № 1,2013

 

Возмещение вреда, причиненного незаконными действиями правоохранительных органов и судов: некоторые вопросы теории и практики.

 

 

 

Введение

 

   Деятельность правоохранительных органов и судов была и будет сопряжена с вмешательством в сферу частных интересов отдельных лиц, связана с причинением вреда физическим и юридическим лицам. В России исторически так сложилось, что лица, пострадавшие от государственной власти, не всегда имели возможность возместить причиненный ею вред. Поэтому проблема защиты граждан от произвола правоохранительных органов и судов и возмещения причиненного ими вреда в современных условиях является особо актуальной и значимой.

   Во многом сложность этой проблемы обусловлена тем фактом, что выполнение задач, возложенных на правоохранительные органы, невозможно без применения мер административного и уголовно-процессуального принуждения. В результате применения этих мер происходит публичное вмешательство в сферу частных прав и интересов и появляется возможность их нарушения без достаточных на то оснований. Поэтому во всех случаях причинения вреда в результате незаконных действий правоохранительных органов и судов государство обязано заботиться о восстановлении прав потерпевших всеми возможными способами, среди которых особое место занимают способы гражданско-правового характера.

 

Общая характеристика ст. 1070 ГК РФ

 

   Общее правило об ответственности за причинение вреда закреплено в ст. 1064 ГК РФ, в соответствии с которой для возникновения деликтного обязательства необходимо наличие четырех обязательных условий - вреда, противоправного действия, причинно-следственной связи между ними и вины причинителя вреда. Отсутствие хотя бы одного из названных условий освобождает причинителя вреда от обязанности по возмещению вреда, если иное не установлено законом.

   Вопросам возмещения вреда, причиненного незаконными действиями правоохранительных органов и судов, непосредственно посвящена ст. 1070 ГК РФ. Пункт первый названной нормы определяет случаи, когда у потерпевшего физического или юридического лица возникает право на возмещение вреда независимо от наличия вины причинителя вреда. Пункт второй этой статьи устанавливает обязанность государства возместить вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате деятельности правоохранительных органов и судов, не повлекшей последствий, предусмотренных пунктом первым.

   В пункте 1 ст. 1070 ГК РФ закреплено положение, согласно которому вред, причиненный гражданину в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного привлечения к административной ответственности в виде административного ареста, а также вред, причиненный юридическому лицу в результате незаконного привлечения к административной ответственности в виде административного приостановления деятельности, возмещается за счет казны Российской Федерации, а в случаях, предусмотренных законом, за счет казны субъекта РФ или казны муниципального образования в полном объеме независимо от вины должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда в порядке, установленном законом.

   Отличительными чертами процитированных норм являются:

1) особый субъектный состав - фактический причинитель вреда (органы государственной власти и их должностные лица), субъект, обязанный к возмещению вреда (публично-правовое образование), и лица, управомоченные на возмещение вреда (граждане и юридические лица);

2) особый перечень действий, которые дают право на возмещение вреда: незаконное осуждение, незаконное привлечение к уголовной ответственности, незаконное применение в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконное привлечение к административной ответственности в виде административного ареста, незаконное привлечение юридического лица к административной ответственности в виде административного приостановления деятельности. Несмотря на закрытый характер приведенного перечня Определением Конституционного Суда РФ <1> он был расширен, вследствие чего по правилам п. 1 ст. 1070 ГК РФ должен возмещаться также вред, причиненный гражданину в результате незаконного задержания в качестве подозреваемого.

--------------------------------

<1> Определение Конституционного Суда РФ от 04.12.2003 N 440-О "По жалобе гражданки Аликиной Т.Н. на нарушение ее конституционных прав пунктом 1 статьи 1070 Гражданского кодекса Российской Федерации" // СЗ РФ. 2004. N 7. Ст. 596.

 

   В связи с тем что в соответствии с действующим законодательством задержание лица может иметь место не только в качестве уголовно-процессуальной меры пресечения либо меры административного наказания, но и в качестве меры обеспечения производства по делу об административном правонарушении (ч. 3 ст. 27.5 КоАП РФ), Конституционный Суд РФ в Постановлении от 16.06.2009 N 9-П <2> пришел к выводу о том, что возмещение вреда в данном случае также происходит в соответствии с п. 1 ст. 1070 ГК РФ;

--------------------------------

<2> Постановление Конституционного Суда РФ от 16.06.2009 N 9-П "По делу о проверке конституционности ряда положений ст. ст. 24.5, 27.1, 27.3, 27.5 и ст. 30.7 Кодекса РФ об административных правонарушениях, п. 1 ст. 1070 и абз. 3 ст. 1100 Гражданского кодекса РФ и ст. 60 Гражданского процессуального кодекса РФ в связи с жалобами граждан М.Ю. Карелина, В.К. Рогожкина и М.В. Филандрова" // СЗ РФ. 2009. N 27. Ст. 3382.

 

3) действия, дающие право на возмещение вреда, должны иметь незаконный характер;

4) вред подлежит возмещению независимо от вины должностных лиц;

5) вред подлежит возмещению за счет казны Российской Федерации, субъекта РФ или муниципального образования;

6) вред возмещается в порядке, установленном законом.

   В соответствии с п. 2 ст. 1070 ГК РФ вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконной деятельности органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры, не повлекший последствий, предусмотренных п. 1 ст. 1070 ГК РФ, возмещается по основаниям и в порядке, предусмотренном ст. 1069 ГК РФ. Особое правило установлено законодателем в данной норме для случаев возмещения вреда, причиненного при осуществлении правосудия, о чем речь пойдет далее.

   Таким образом, обязанность государства возместить вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий правоохранительных органов и судов, возникает при наличии условий, предусмотренных в ст. 1070 ГК РФ. В силу п. 1 ст. 1070 ГК РФ необходимы только три условия - вред, незаконные действия правоохранительных органов и судов и причинно-следственная связь между ними, а для п. 2 ст. 1070 ГК РФ дополнительным условием выступает вина причинителей вреда.

   На первый взгляд указание в п. 1 ст. 1070 ГК РФ на то, что вред, причиненный гражданину в результате применения к нему мер уголовно-процессуального и административного принуждения, подлежит возмещению независимо от вины должностных лиц, представляет собой существенную гарантию восстановления нарушенных прав потерпевшего. В действительности же решение вопроса о том, подлежит ли возмещению причиненный гражданину вред, зависит прежде всего не от наличия или отсутствия вины непосредственного причинителя вреда, а от того, носили ли действия последнего незаконный характер. Поэтому именно незаконный характер действий правоохранительных органов и судов является определяющим в контексте ст. 1070 ГК РФ, что может быть подтверждено нижеследующими соображениями.

   Правила Гражданского кодекса РФ о возмещении внедоговорного вреда построены по системе генерального деликта, это означает, что противоправным является всякое причинение вреда, если иное не установлено законом. Указанное позволяет иметь общее правило о всяком причинении вреда как о гражданском правонарушении (п. 1 ст. 1064 ГК РФ) вместо подробного и неизбежно неполного перечня противоправных действий, влекущих обязанность возместить причиненный ими вред <3>. Однако в нормах о возмещении вреда, причиненного незаконными действиями правоохранительных органов и судов, предусматривается, что обязанность его возместить наступает лишь при условии, что вред причинен их "незаконными" действиями. Из этого традиционно выводится следующая особенность: для возмещения вреда, причиненного в ситуациях, предусмотренных ст. 1070 ГК РФ, нет оснований, если не установлена незаконность (противоправность) соответствующих действий (бездействия).

--------------------------------

<3> Маковский А.Л. Гражданская ответственность государства за акты власти // Гражданский кодекс России. Проблемы. Теория. Практика / Отв. ред. А.Л. Маковский. М., 1998. С. 104.

 

   В объяснение этой особенности в литературе были высказаны различные точки зрения <4>. Так, А.П. Кун считает, что система генерального деликта, будучи обоснованной и приемлемой в качестве общего правила построения гражданско-правового законодательства о деликтах, не распространяется на отношения, возникающие в связи с причинением вреда актами власти. В данном случае вред причиняется действиями, регулирование которых само по себе выходит за рамки гражданского права. Последнее, в свою очередь, обусловливает своеобразное "столкновение" в рамках отношений, возникающих в связи с причинением вреда актами власти, двух презумпций: гражданско-правовой, заключающейся в том, что всякий вред, возникающий в результате деликта, предполагается противоправным и подлежит возмещению, если иное не установлено законом, и межотраслевой (ее воплощение можно найти в рамках административного, уголовно-процессуального и иных отраслей права), согласно которой всякий акт власти предполагается правомерным, а вред, причиненный им, соответственно, не подлежащим возмещению, за исключением случаев, предусмотренных законом <5>.

--------------------------------

<4> Маковский А.Л. Гражданская ответственность государства за акты власти // Гражданский кодекс России. Проблемы. Теория. Практика / Отв. ред. А.Л. Маковский. М., 1998. С. 104 - 105; Кун А.П. Возмещение вреда, причиненного гражданину актами власти: Дис. ... канд. юрид. наук. Л., 1984. С. 69 - 70; Флейшиц Е.А. Обязательства из причинения вреда и из неосновательного обогащения. М., 1951. С. 44 - 45.

<5> Кун А.П. Противоправность и вина в обязательствах по возмещению вреда, причиненного гражданину актами власти // Правоведение. 1984. N 3. С. 91 - 95.

 

   Поэтому для решения вопроса о наличии у потерпевшего права на возмещение вреда в соответствии с п. 1 ст. 1070 ГК РФ необходима оценка действий, послуживших основанием для предъявления соответствующего требования, с точки зрения той отрасли права, в рамках которой данные действия совершались.

   Вместе с тем в литературе справедливо отмечается, что такой подход к решению вопроса о характере незаконных действий правоохранительных органов и судов, дающих основания для возмещения вреда по правилам п. 1 ст. 1070 ГК РФ, характерен не для всех правовых систем. В частности, с точки зрения современных международно-правовых теорий ответственность публичной власти в лице любых уполномоченных органов государства перед частными лицами наступает при наличии трех условий: действия (бездействия) органа, осуществляющего публичную власть, вреда (материального и нематериального), причиненного частному лицу; и установления причинной связи между ними.

   Как следствие, для включения механизма ответственности публичного органа достаточно действия (бездействия) чиновника и возникшего ущерба. Установление причинной связи уже требует создания специальных правовых процедур, в ходе которых устанавливаются особенности этой связи. Именно связь действия (бездействия) и вреда потребует косвенной оценки правомерности (неправомерности) действий, злонамеренности или неосторожности, неосмотрительности лица, совершившего действия, или, наоборот, неразумности, злонамеренности поведения потерпевшего частного лица <6>.

--------------------------------

<6> Нешатаева Т.Н. Имущественная ответственность за вред, причиненный государством: проблемы судебной практики // Арбитражная практика. 2009. N 9. С. 67.

 

Порядок возмещения причиненного вреда

 

   Закрепление в ст. 53 Конституции РФ и ст. 1070 ГК РФ положения о необходимости возмещения вреда, причиненного гражданам и юридическим лицам актами власти, стало одним из первых шагов на пути укрепления и совершенствования института возмещения государством вреда, причиненного в результате незаконных действий (бездействия) должностных лиц правоохранительных органов и судов. Но, вопреки ожиданиям, проблемы это не решило, поскольку до недавнего времени практика столкнулась с таким препятствием, которое не может в полной мере преодолеть до сих пор: речь идет о порядке возмещения вреда, причиненного в результате незаконной деятельности правоохранительных органов и судов.

   В пункте 1 ст. 1070 ГК РФ закреплено положение, согласно которому вред, причиненный в результате незаконных действий, перечисленных в данной норме, возмещается в порядке, установленном законом. На сегодняшний день таким законом является глава 18 УПК РФ от 18.12.2001 N 174-ФЗ <7>. Помимо нее сохраняют юридическую силу Положение о порядке возмещения ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, утвержденное Указом Президиума Верховного Совета СССР от 18.05.1981 N 4892 <8> (далее - Указ), а также Инструкция по применению указанного Положения <9> (далее - Инструкция).

--------------------------------

<7> Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 N 174-ФЗ // СЗ РФ. 24.12.2001. N 52 (ч. I). Ст. 4921.

<8> Указ Президиума ВС СССР от 18.05.1981 "О возмещении ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями государственных и общественных организаций, а также должностных лиц при исполнении ими служебных обязанностей" // Ведомости ВС СССР. 1981. N 21. Ст. 741.

<9> Инструкция по применению положения о порядке возмещения ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, утв. Минюстом СССР, Прокуратурой СССР, Минфином СССР 02.03.1982 // Закон. 1997. N 4.

 

   Вопрос о соотношении юридической силы указанных нормативных актов уже стал предметом рассмотрения Конституционного Суда РФ, который пришел к выводу, что названный Указ хотя и сохраняет юридическую силу, может применяться лишь во взаимосвязи с положениями главы 18 УПК РФ, регламентирующей основания возникновения права на реабилитацию, порядок признания этого права и возмещения различных видов вреда, а также с положениями ст. 1070 ГК РФ. При этом Конституционный Суд РФ отметил, что в случае коллизии между принятыми в разное время нормативными актами равной юридической силы действует последующий закон, даже если в нем отсутствует специальное предписание об отмене ранее принятых законоположений <10>.

--------------------------------

<10> Определение Конституционного Суда РФ от 21.04.2005 N 242-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Гуриновича А.А. на нарушение его конституционных прав положениями ч. ч. 1 и 2 ст. 2 Указа Президиума ВС СССР "О возмещении ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями государственных и общественных организаций, а также должностных лиц при исполнении ими служебных обязанностей". Документ опубликован не был.

 

   Анализ практики применения правоохранительными органами и судами положений главы 18 УПК РФ позволил выявить проблему, которая препятствует эффективной защите прав граждан и требует разрешения, суть которой заключается в следующем.

   Порядок возмещения вреда, предусмотренный главой 18 УПК РФ, в прежней редакции закона был дифференцирован в зависимости от вида вреда: если гражданину причинен имущественный вред (ст. 135 УПК РФ), то он со дня получения копии документов и извещения должностного лица о порядке возмещения вреда вправе обратиться с соответствующим требованием в орган, постановивший приговор и (или) вынесший определение, постановление о прекращении уголовного дела, об отмене или изменении незаконных или необоснованных решений. В соответствии с п. 4 ст. 135 УПК РФ не позднее одного месяца со дня поступления требования о возмещении вреда судья, следователь или дознаватель должны были определить его размер и вынести постановление о производстве выплат в возмещение этого вреда, которые производятся с учетом уровня инфляции. Требование о возмещении имущественного вреда разрешается судьей в порядке, установленном ст. 399 УПК РФ.

   В том случае, если реабилитированному причинен моральный вред, то ст. 136 УПК РФ предусматривает разные способы для устранения тех или иных последствий морального вреда. При намерении потерпевшего предъявить иск о компенсации причиненного ему морального вреда в денежном выражении ему следует обратиться в суд с соответствующим требованием в порядке гражданского судопроизводства (п. 2 ст. 136 ГПК РФ).

   Как следует из указанных положений, законодатель по-разному подошел к решению вопроса о том, в рамках какого производства должен возмещаться имущественный и компенсироваться моральный вред. Если для первого вида вреда был установлен "инстанционный" порядок (решение о производстве выплат мог принять следователь, дознаватель или судья), то для компенсации морального вреда потерпевшему следовало обращаться в суд в порядке гражданского судопроизводства. Закономерно возникал вопрос о том, как должен поступить суд в случае, если потерпевший обратился непосредственно в суд с требованием о возмещении причиненного ему вреда и восстановлении нарушенных прав, минуя должностных лиц, указанных в статьях 134 - 138 УПК РФ.

   Строго говоря, глава 18 УПК РФ была сформулирована таким образом, что реабилитированный оказывался в полной зависимости от должностного лица правоохранительного органа и суда, которые не только признавали его право на реабилитацию, но и определяли размер подлежащего возмещению ущерба и участвовали в восстановлении иных прав. При этом УПК РФ явно отдавал приоритет административному (инстанционному) порядку, лишь в отдельных случаях прямо указывая, что у реабилитированного имеется право на разрешение вопроса в порядке гражданского судопроизводства (п. 5 ст. 133, п. 2 ст. 136, п. 1 ст. 138 УПК РФ).

   Ситуация усложнялась тем, что ст. 220 ГПК РФ гласит: суд прекращает производство по делу, если дело не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства. Использование законодателем выражения "в порядке гражданского судопроизводства" в ст. 220 ГПК РФ и в главе 18 УПК РФ наводит на мысль, что в обоих нормативных актах оно должно иметь одинаковое значение. В связи с этим, в случае обращения потерпевшего с иском в суд, минуя инстанционный порядок, закрепленный УПК РФ, у судьи или суда будут основания для прекращения производства по делу по мотивам невозможности его рассмотрения и разрешения в порядке гражданского судопроизводства, за исключением случаев, прямо предусмотренных законом (п. 5 ст. 133, п. 2 ст. 136, п. 1 ст. 138 УПК РФ).

   Как показывает практика, суды общей юрисдикции пошли именно по данному пути и, в случае предъявления гражданином требования о возмещении имущественного вреда в суд в порядке гражданского судопроизводства, принимали решения о прекращении производства по делу на основании ст. 220 ГПК РФ по п. 1 ст. 134 ГПК РФ <11>.

--------------------------------

<11> Определение Красноярского краевого суда от 27.06.2005 по делу N 33-3179/Б-2 // Архив Железнодорожного районного суда г. Красноярска.

 

   В результате гражданин был вынужден обращаться с требованием о возмещении имущественного вреда к должностным лицам, ранее указанным в п. 2 ст. 135 УПК РФ. Данные лица удовлетворяли требования лица и выносили постановления о производстве соответствующих выплат. Однако исполнить такое постановление реабилитированное лицо было не в состоянии, поскольку порядок исполнения актов по искам к публичным образованиям установлен главой 24.1 Бюджетного кодекса РФ <12>. В силу требований ст. 242.1 БК РФ исполнение актов производится только на основании исполнительных документов, а именно исполнительных листов и судебных приказов, постановления же должностных лиц, ранее предусмотренные ст. 135 УПК РФ, не являлись исполнительными документами. Таким образом, в течение длительного времени Министерство финансов РФ не принимало от граждан постановления о производстве выплат в возмещение имущественного вреда, вынесенные должностными лицами в соответствии с п. 4 ст. 135 УПК РФ, соответственно, их требования оставались неудовлетворенными.

--------------------------------

<12> Бюджетный кодекс РФ от 31.07.1998 N 145-ФЗ // СЗ РФ. 1998. N 31. Ст. 3823.

 

   По данному вопросу в литературе уже были высказаны обоснованные критические замечания <13>, в дополнение к которым необходимо указать следующее.

--------------------------------

<13> Андреев Ю.Н. Гражданско-правовая ответственность государства по деликтным обязательствам. СПб.: Юридический центр Пресс, 2006. С. 290 - 292; Глыбина А.Н., Якимович Ю.К. Реабилитация и возмещение вреда в порядке реабилитации в уголовном процессе России. Томск, 2006. С. 76 - 82.

 

   В силу п. 1 ст. 138 УПК РФ восстановление трудовых, пенсионных, жилищных и иных прав реабилитированного производится в порядке, установленном ст. 399 УПК РФ для разрешения вопросов, связанных с исполнением приговора. Если требование о возмещении вреда судом не удовлетворено или реабилитированный не согласен с принятым судебным решением, то он вправе обратиться в суд в порядке гражданского судопроизводства.

   Анализ приведенных положений п. 1 ст. 138 УПК РФ позволяет утверждать, что указание закона на возможность лица обратиться в суд в порядке гражданского судопроизводства в случае, если требование о возмещении вреда судом не удовлетворено или реабилитированный не согласен с принятым судебным решением, имеет более широкую сферу применения, нежели только рамки ст. 138 УПК РФ. Это связано с тем, что восстановление трудовых, пенсионных, жилищных и иных прав лица, о которых идет речь в ст. 138 УПК РФ, не предполагает решения вопроса о возмещении вреда, т.к. в случае нарушения трудовых прав вред будет слагаться из потерянной заработной платы, в случае нарушения пенсионных прав - из потерянной пенсии и т.д., а эти вопросы регулируются ст. 135, а не ст. 138 УПК РФ. По указанным причинам в ст. 138 УПК РФ закреплена легальная возможность гражданина обратиться в суд в порядке гражданского производства при наличии указанных в п. 1 ст. 138 УПК РФ условий.

   Следует отметить, что Верховным Судом РФ еще в 2005 г. была высказана подобная точка зрения. Верховный Суд РФ указал: статья 138 УПК РФ предоставляет потерпевшему от незаконного уголовного преследования право на рассмотрение требования о возмещении имущественного вреда, причиненного гражданину при расследовании уголовного дела, в порядке, установленном уголовно-процессуальным законодательством, и в то же время прямо указывает на сохранение за гражданином права на предъявление такого требования и в порядке гражданского судопроизводства, причем независимо от того, предъявлялось ли это требование предварительно в рамках уголовного дела <14>.

--------------------------------

<14> Определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 14.01.2005 N 58-В04-5 // СПС "КонсультантПлюс".

 

   В результате следует прийти к выводу о том, что реабилитированный гражданин имеет право на непосредственное обращение в суд в порядке гражданского судопроизводства с требованием о возмещении причиненного ему материального ущерба, независимо от того, обращался ли он ранее с соответствующим заявлением к органу, постановившему реабилитировавший его акт, в порядке, установленном УПК РФ.

   Вместе с тем Конституционным Судом РФ было сформулировано иное решение данной проблемы. Так, Постановлением Конституционного Суда РФ от 02.03.2010 N 5-П <15> положения ст. 242.1 БК РФ были признаны соответствующими Конституции РФ, поскольку, по мнению Конституционного Суда РФ, предполагают, что обязанность взыскателя приложить к исполнительному документу копию судебного акта, на основании которого он выдан, корреспондирует с правом получить такой судебный акт в установленном УПК РФ порядке на основании постановления следователя, дознавателя о прекращении уголовного преследования, реабилитации и производстве выплат в возмещение вреда, причиненного незаконным и (или) необоснованным уголовным преследованием.

--------------------------------

<15> Постановление Конституционного Суда РФ от 02.03.2010 N 5-П "По делу о проверке конституционности положений ст. 242.1 Бюджетного кодекса РФ в связи с жалобой Уполномоченного по правам человека в РФ" // Российская газета. 2010. 12 марта. Федеральный выпуск N 5130.

 

   Иными словами, Конституционный Суд РФ, дав толкование положениям ст. ст. 133 - 138 УПК РФ и ст. 242.1 БК РФ, пришел к выводу, что требование о возмещении имущественного вреда, причиненного в результате незаконного и (или) необоснованного уголовного преследования на досудебной стадии производства по уголовному делу, должно разрешаться в том же порядке, что и требование лица, реабилитированного на основании оправдательного приговора или определения, постановления суда вышестоящей судебной инстанции о прекращении уголовного дела, а именно судьей в порядке, установленном ст. 399 УПК РФ для разрешения вопросов, связанных с исполнением приговора.

   Таким образом, с марта 2010 г. у судов отсутствуют основания для отказа в принятии и рассмотрении заявлений граждан, реабилитированных на досудебных стадиях производства по уголовному делу. В целях приведения законодательства в соответствие с правовой позицией, выраженной Конституционным Судом РФ, 1 июля 2010 г. <16> в соответствующие нормы УПК РФ были внесены принципиальные изменения.

--------------------------------

<16> Федеральный закон от 01.07.2010 N 144-ФЗ "О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации" // СЗ РФ. 2010. N 27. Ст. 3428.

 

   Так, в соответствии с п. 2 ст. 135 УПК РФ в течение сроков исковой давности, установленных ГК РФ, реабилитированный вправе обратиться с требованием о возмещении имущественного вреда в суд, постановивший приговор, вынесший постановление, определение о прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования, либо в суд по месту своего жительства, либо в суд по месту нахождения органа, вынесшего постановление о прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования или об отмене или изменении незаконных или необоснованных решений. Если уголовное дело прекращено или приговор изменен вышестоящим судом, то требование о возмещении вреда направляется в суд, постановивший приговор.

   Согласно п. 4 ст. 135 УПК РФ не позднее одного месяца со дня поступления требования о возмещении имущественного вреда судья определяет его размер и выносит постановление о производстве выплат в возмещение этого вреда. Требование о возмещении имущественного вреда разрешается судьей в порядке, установленном ст. 399 УПК РФ для разрешения вопросов, связанных с исполнением приговора (п. 5 ст. 135 УПК РФ).

   Как следует из приведенных положений, законодателем была решена проблема возмещения имущественного вреда, причиненного гражданину на стадии досудебного производства, но исключительно в рамках уголовного судопроизводства, поскольку соответствующий вопрос судья решает в соответствии с положениями ст. 399 УПК РФ. В результате вопрос о том, вправе реабилитированное лицо обращаться в суд с соответствующим требованием в рамках гражданского судопроизводства, по-прежнему остался открытым.

 

Возмещение вреда, причиненного при осуществлении правосудия

 

   В соответствии с п. 2 ст. 1070 ГК РФ вред, причиненный при осуществлении правосудия, подлежит возмещению, если вина судьи установлена вступившим в законную силу приговором суда. Данное положение закона длительное время подвергалось резкой критике в связи с тем, что сопоставление этой нормы и ст. 53 Конституции РФ, предусматривающей безусловное право на возмещение ущерба, причиненного в результате незаконных действий судов, наглядно показывает, что законодатель вразрез со смыслом ст. 53 Конституции РФ ввел дополнительное условие наступления ответственности государства за причинение подобного вреда.

   Постановлением Конституционного Суда РФ от 25.01.2001 N 1-П <17> данная коллизия была частично разрешена. По мнению судей Конституционного Суда РФ, под осуществлением правосудия в контексте п. 2 ст. 1070 ГК РФ следует понимать не все судопроизводство, а лишь ту его часть, которая заключается в принятии судебных актов, разрешающих дело по существу. Исходя из особенностей гражданского судопроизводства и учитывая, что активность суда в собирании доказательств ограничена, законодатель был правомочен связать ответственность государства за вред, причиненный при осуществлении правосудия посредством гражданского судопроизводства, с уголовно наказуемым деянием судьи - в отличие от того, как это установлено для случаев возмещения вреда, повлекшего последствия, предусмотренные п. 1 ст. 1070 ГК РФ, в соответствии с которым обязанность государства возместить вред наступает независимо от вины должностных лиц суда. Однако если вред причинен при осуществлении гражданского судопроизводства в иных случаях (а именно когда спор не разрешается по существу) в результате незаконных действий суда, возмещение вреда может иметь место, если вина судьи установлена не приговором суда, а иным соответствующим судебным решением.

--------------------------------

<17> Постановление Конституционного Суда РФ от 25.01.2001 N 1-П "По делу о проверке конституционности положения пункта 2 статьи 1070 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан И.В. Богданова, А.Б. Зернова, С.И. Кальянова и Н.В. Труханова" // СЗ РФ. 2001. N 7. Ст. 700.

 

   Анализ данного Постановления Конституционного Суда РФ позволяет утверждать, что вопрос о том, противоречит ли п. 2 ст. 1070 ГК РФ ст. 53 Конституции РФ, не нашел в нем удовлетворительного решения. Получается, что в силу п. 2 ст. 1070 ГК РФ вред, причиненный гражданину при осуществлении судьей правосудия (т.е. при разрешении гражданского дела по существу), подлежит возмещению только в том случае, если вина судьи установлена приговором суда. Но в действительности возможна ситуация, при которой судья, вынесший даже заведомо незаконное решение, не будет осужден за совершение этого преступления, что вытекает из особого правового статуса судьи, закрепленного в Законе РФ от 26.06.1992 N 3132-1 "О статусе судей в Российской Федерации" <18>. В результате вред, причиненный потерпевшему незаконными действиями судьи, возмещен не будет.

--------------------------------

<18> Закон РФ от 26.06.1992 N 3132-1 "О статусе судей в Российской Федерации" // Ведомости СНД и ВС РФ. 1992. N 30. Ст. 1792.

 

   Аналогичным образом обстоит дело и с возможностью возмещения вреда, причиненного судьей не в процессе отправления правосудия, а в иных случаях, т.е. когда спор не разрешается по существу. Как указал Конституционный Суд РФ, в такой ситуации возмещение вреда может иметь место, если вина судьи установлена не приговором суда, а иным соответствующим судебным решением. Возникает закономерный вопрос: о каком "соответствующем судебном решении" идет речь?

   По замыслу КС РФ законодатель обязан сформировать специальный комплексный правовой инструментарий, который бы определял основания и порядок компенсации государством вреда, причиненного неправильным действием или бездействием суда. Но до настоящего момента общий порядок возмещения вреда, причиненного незаконными действиями судов, не установлен, поэтому все попытки заинтересованных граждан возместить причиненный вред в порядке гражданского судопроизводства оканчиваются неудачей, т.к. суды не рассматривают соответствующие иски <19>.

--------------------------------

<19> См.: Определение ВС РФ от 17.11.2005 N КАС05-519, Определение ВС РФ от 14.03.2006 N 8-Г06-2, Определение ВС от 21.08.2003 N КАС03-388, Определение ВС РФ от 26.01.2006 N КАС05-644, Определение ВС РФ от 02.06.2009 N 20-Г09-10 и др. // СПС "КонсультантПлюс".

 

   Основные аргументы Верховного Суда РФ заключаются в том, что заявления о возмещении ущерба, причиненного в результате незаконных действий судов при разрешении дел, не подлежат рассмотрению и разрешению в порядке гражданского производства, поскольку они должны рассматриваться и разрешаться в ином судебном порядке. Однако на сегодняшний день основания и порядок возмещения государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) суда (судьи), законодательно не урегулированы, также не определены подведомственность и подсудность дел применительно к случаям, когда вина судьи установлена не приговором, а иным судебным решением. Не решен в законе и вопрос о компенсации материального и морального вреда в таких случаях <20>.

--------------------------------

<20> Определение ВС РФ от 14.03.2006 N 8-Г06-2, Определение ВС РФ от 02.06.2009 N 20-Г09-10 и др. // СПС "КонсультантПлюс".

 

   Как следствие, вред, причиненный потерпевшим в результате незаконных действий судов, не связанных с осуществлением правосудия, остается невозмещенным, а их требования российские суды не рассматривают. Поэтому в современных условиях единственным выходом для российских граждан является обращение в Европейский суд по правам человека, который уже удовлетворил ряд таких требований (дело "Kormacheva v. Russia", дело "Plaksin v. Russia" и др.) <21>.

--------------------------------

<21> См. подробнее: Афанасьев С.Ф. Гражданско-правовая ответственность суда (судей) общей юрисдикции в свете ее процессуальной реализации // Администратор суда. 2007. N 3.

 

   Очевидно, что подобное положение для российской правовой системы является недопустимым, т.к. государство, гарантируя в ст. 53 Конституции РФ право каждого на возмещение вреда, причиненного его органами и должностными лицами, обязано обеспечить и эффективный механизм реализации указанного права. Он может быть установлен специальным нормативным актом либо основываться на нормах действующего законодательства, которые в принципе позволяют решить данную проблему по существу.

   Необходимо отметить, что Конституционный Суд РФ в Определении от 05.03.2009 N 278-О-П <22> признал не соответствующей Конституции РФ вышеуказанную сложившуюся практику судов общей юрисдикции, указав, что положения п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ, согласно которому судья отказывает в принятии искового заявления, если оно не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства, не предполагают отказа судьи в принятии искового заявления о возмещении государством вреда, причиненного при осуществлении гражданского судопроизводства в случаях, когда спор не разрешается по существу вследствие незаконных действий (или бездействия) суда (судьи), в том числе при нарушении сроков судебного разбирательства, если вина судьи установлена не приговором суда, а иным соответствующим судебным решением. Иное истолкование п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ, по мнению Конституционного Суда РФ, приводило бы к отказу гражданам в доступе к правосудию и компенсации государством причиненного ущерба и тем самым к нарушению прав, гарантированных ст. ст. 46, 52 и 53 Конституции РФ.

--------------------------------

<22> Определение Конституционного Суда РФ от 05.03.2009 N 278-О-П "По жалобе гражданина Ивентьева С.И. на нарушение его конституционных прав положением п. 1 ст. 134 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации" // СПС "КонсультантПлюс".

 

   Таким образом, Конституционный Суд РФ подтвердил необоснованность действий судов общей юрисдикции по отказу в рассмотрении исков граждан, вред которым причинен в результате незаконных действий (бездействия) суда (судьи) в случаях, когда спор не разрешается по существу, однако, несмотря на общеобязательность разъяснений КС РФ по данному вопросу, ситуация не изменилась.

   Наоборот, изменилась аргументация Верховного Суда РФ, который по-прежнему подтверждает обоснованность действий нижестоящих судов по отказу в принятии соответствующих исковых заявлений граждан. Так, по ряду дел, рассмотренных им летом 2009 г. <23>, Верховный Суд РФ указал, что поскольку истцами по существу оспариваются действия судей по конкретным делам, то жалобы на действия судьи не могут быть поданы в порядке, предусмотренном главами 23, 25 ГПК РФ. В силу ст. 16 Закона РФ "О статусе судей в Российской Федерации" судья, в том числе после прекращения его полномочий, не может быть привлечен к какой-либо ответственности за выраженное им при осуществлении правосудия мнение и принятое судом решение, если только вступившим в законную силу приговором суда не будет установлена виновность судьи в преступном злоупотреблении либо вынесении заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта. Вред, причиненный при осуществлении правосудия, в силу п. 2 ст. 1070 ГК РФ возмещается в случае, если вина судьи установлена вступившим в законную силу приговором суда. Поскольку предусмотренные законом условия для возмещения вреда отсутствуют, то судьи правомерно отказывают в принятии соответствующих исковых заявлений.

--------------------------------

<23> Определение ВС РФ от 21.07.2009 N 31-Г09-14, Определение ВС РФ от 28.07.2009 N 16-Г09-24, Определение ВС РФ от 04.08.2009 N 5-Г09-65, Определение ВС РФ от 18.08.2009 N 5-Г09-69, Определение ВС РФ от 29.09.2009 N 75-Г09-7, Определение ВС от 29.09.2009 N 5-Г09-82 // СПС "КонсультантПлюс".

 

   Итак, мы приходим к очевидному выводу о том, что на сегодняшний день возможность возмещения вреда, причиненного судами не в результате осуществления правосудия, а в результате иных процессуальных действий (п. 2 ст. 1070 ГК РФ), на основании норм российского законодательства исключена. Единственным решением этой проблемы, на наш взгляд, является принятие специального закона, поскольку в современных условиях развития российского общества требуется комплексный нормативный акт, который бы урегулировал все случаи возмещения вреда, причиненного судами в результате рассмотрения и разрешения всех категорий дел.

   Необходимо отметить, что первые шаги по решению рассматриваемой проблемы российским законодателем были предприняты. Их результатом стало принятие Федерального закона от 30.04.2010 N 68-ФЗ "О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок" (далее - Закон от 30.04.2010 N 68-ФЗ) <24>, предусматривающего условия и порядок выплаты компенсации гражданам и юридическим лицам, пострадавшим в результате нарушения их права на судопроизводство в разумный срок.

--------------------------------

<24> Федеральный закон от 30.04.2010 N 68-ФЗ "О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок" // СЗ РФ. 2010. N 18. Ст. 2144.

 

   Вместе с тем анализ положений данного Закона позволяет утверждать, что предусмотренное им обязательство государства по выплате компенсации не является разновидностью обязательств вследствие причинения вреда, урегулированных п. 2 ст. 1070 ГК РФ, а представляет собой особый, ранее не известный российскому законодательству деликт. Дело в том, что условия выплаты гражданину или юридическому лицу компенсации за нарушение их права на судопроизводство в разумный срок, предусмотренные Законом от 30.04.2010 N 68-ФЗ, существенным образом отличаются от условий возмещения вреда, причиненного гражданину или юридическому лицу в соответствии со ст. 1070 ГК РФ. По существу, законодателем предложен принципиально иной механизм защиты прав потерпевших. Данный вывод строится на следующих аргументах.

   Прежде всего в отличие от ст. 1070 ГК РФ Закон от 30.04.2010 N 68-ФЗ распространяет свое действие только на случаи нарушения права лица на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта, предусматривающего обращение взыскания на средства бюджетов бюджетной системы РФ, в разумный срок. Соответственно, нарушение любых иных прав, не связанных с вынесением судом решения по существу конкретного дела, не дает права потерпевшему воспользоваться механизмом, предусмотренным указанным Законом, и осуществляется по правилам п. 2 ст. 1070 ГК РФ.

   В названном Законе вопрос о содержании права на судопроизводство в разумный срок не раскрыт, аналогичным образом не решен он и в процессуальных актах, закрепляющих нормы о разумных сроках соответствующего вида судопроизводства (ст. 6.1 УПК РФ, ст. 6.1 АПК РФ, ст. 6.1 ГПК РФ). Вместе с тем понятие разумного срока судопроизводства не тождественно понятию срока рассмотрения конкретного дела, о чем свидетельствуют положения п. 2 ст. 1 Закона от 30.04.2010 N 68-ФЗ, в силу которых нарушение установленных законодательством РФ сроков рассмотрения дела само по себе не означает нарушения права на судопроизводство в разумный срок.

   Для решения вопроса о разумности срока судопроизводства по конкретному делу предлагается учитывать такие обстоятельства, как правовая и фактическая сложность дела, поведение участников процесса, достаточность и эффективность действий суда, осуществляемых в целях своевременного рассмотрения дела, и общая продолжительность судопроизводства по делу (п. 3 ст. 6.1 УПК РФ, п. 3 ст. 6.1 АПК РФ, п. 3 ст. 6.1 ГПК РФ). Как отмечает И.В. Решетникова, обстоятельства, связанные с организацией работы суда, а также рассмотрение дела различными инстанциями не могут приниматься во внимание в качестве оснований для превышения разумных сроков судопроизводства по делу <25>.

--------------------------------

<25> Решетникова И.В. Компенсация за нарушение права на судопроизводство и права на исполнение судебного акта в разумный срок применительно к арбитражным судам // Вестник ВАС РФ. 2010. N 7. С. 13.

 

   При оценке правовой и фактической сложности дела предлагается учитывать наличие обстоятельств, затрудняющих рассмотрение дела, число соистцов, соответчиков и других участвующих в деле лиц, необходимость проведения экспертиз, их сложность, необходимость допроса значительного числа свидетелей, участие в деле иностранных лиц, необходимость применения норм иностранного права, объем предъявленного обвинения, число подозреваемых, обвиняемых, подсудимых, потерпевших, наличие международных следственных поручений. При этом такие обстоятельства, как рассмотрение дела различными судебными инстанциями, участие в деле органов публичной власти, сами по себе не могут свидетельствовать о сложности дела <26>.

--------------------------------

<26> Постановление Пленума ВС РФ, Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 N 30/64 "О некоторых вопросах, возникших при рассмотрении дел о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок" // Бюллетень ВС РФ. 2011. N 3.

 

   Если в результате исследования данных обстоятельств суд, рассматривающий заявление потерпевшего, придет к выводу, что общий срок судопроизводства по конкретному делу не был разумным, то он вправе присудить ему соответствующую компенсацию. При этом присуждение такой компенсации напрямую не связано с причинением имущественного и морального вреда потерпевшему, поскольку такое нарушение может и не повлечь каких-либо явных неблагоприятных последствий. В результате получается, что для присуждения лицу компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок не требуется установления незаконности действий соответствующих органов государственной власти и их должностных лиц, поскольку право на компенсацию возникает в силу самого факта нарушения соответствующего неимущественного права. В этом смысле механизм выплаты компенсации, закрепленный Законом от 30.04.2010 N 68-ФЗ, соответствует современной практике международных судов <27>, которые при решении вопроса о присуждении компенсации потерпевшему лицу исходят лишь из оценки действий суда и связи его с причиненным лицу вредом.

--------------------------------

<27> Нешатаева Т.Н. Имущественная ответственность за вред, причиненный государством: проблемы судебной практики // Арбитражная практика. 2009. N 9. С. 67.

 

   Данное обстоятельство исключает возможность применения к случаям нарушения права на судопроизводство в разумный срок ст. 1070 ГК РФ, поскольку положения данной нормы ориентированы в первую очередь на деликтные обязательства, возникающие вследствие незаконных действий правоохранительных органов и судов, причем незаконность таких действий определяется с точки зрения той отрасли права, в рамках которой данные действия совершались. Кроме того, лицо имеет право на получение компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок независимо от наличия либо отсутствия вины суда и иных органов государственной власти (п. 3 ст. 1 Закона от 30.04.2010 N 68-ФЗ), в то время как по п. 2 ст. 1070 ГК РФ наличие вины непосредственных причинителей вреда обязательно. 

   В пункте 2 ст. 1 Закона от 30.04.2010 N 68-ФЗ закреплено дополнительное условие присуждения соответствующей компенсации, суть которого заключается в том, что она может быть получена лицом, только если нарушение права на судопроизводство в разумный срок имело место по причинам, не зависящим от лица, обратившегося с заявлением о присуждении компенсации, за исключением чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств (непреодолимой силы). Установление данного условия предполагает анализ компетентным судом не только материалов конкретного дела с участием заявителя, но и оценку его действий в рамках судопроизводства по нему.

   Следует учитывать, что решение вопроса о наличии или отсутствии причин, зависящих от потерпевшего и повлиявших на нарушение разумного срока судопроизводства, должно происходить с учетом прецедентной практики Европейского суда по правам человека, поскольку закон ориентирует суды при решении вопроса о размере компенсации следовать практике ЕСПЧ (п. 2 ст. 2 Закона от 30.04.2010 N 68-ФЗ). Так, Европейский суд по правам человека неоднократно в своих решениях отмечал, что заявителю не может быть вменено в вину использование всех средств защиты своих интересов, предоставленных национальным законодательством. В этой связи ЕСПЧ указывает, что заявитель не ответственен за те периоды, когда он уточняет свои исковые требования либо пытается получить дополнительные доказательства, используя таким образом свои процессуальные права. При этом ответственными за сроки рассмотрения дел остаются судебные органы, не обеспечившие оперативность рассмотрения ходатайств сторон, не принявшие меры к истребованию доказательств, вызову свидетелей, проведению экспертиз и прочее <28>.

--------------------------------

<28> Практика Европейского суда: письмо Красноярского краевого суда от 17.06.2008 // СПС "КонсультантПлюс".

 

   Отличительной особенностью деликта, предусмотренного Законом от 30.04.2010 N 68-ФЗ, также является то обстоятельство, что в его основу положена совершенно новая законодательная конструкция - идея существования нематериального вреда как особой правовой категории, отличной от морального вреда, причиненного лицу. При этом в п. 4 ст. 1 Закона специально подчеркивается, что присуждение компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок лишает заинтересованное лицо права на компенсацию морального вреда за указанные нарушения, но не препятствует возмещению вреда в соответствии со ст. ст. 1069 - 1070 ГК РФ.

   Учитывая, что в качестве потерпевших вследствие нарушения права на судопроизводство в разумный срок могут выступать как граждане, так и юридические лица, следует констатировать, что Закон от 30.04.2010 N 68-ФЗ впервые в российском законодательстве закрепляет за юридическими лицами право на компенсацию нематериального вреда, отражая тем самым практику ЕСПЧ по данному вопросу.

   Помимо вышеизложенного, для деликта, предусмотренного Законом от 30.04.2010 N 68-ФЗ, установлен специальный субъектный состав и порядок присуждения компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок.

   Так, кроме судебных органов в качестве непосредственных причинителей вреда, т.е. нарушителей права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение решения суда в разумный срок, могут выступать органы уголовного преследования, органы, на которые возложены обязанности по исполнению судебных актов, иные государственные органы, органы местного самоуправления и их должностные лица. В то же время ответственным субъектом является соответствующее публичное образование, интересы которого в суде представляют указанные в п. 9 ст. 3 Закона от 30.04.2010 N 68-ФЗ органы государственной власти.

   Для рассмотрения заявлений о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок установлен исключительно судебный порядок, данная категория споров отнесена к подсудности судов общей юрисдикции или арбитражных судов в зависимости от того, в каком суде имело место длительное судебное разбирательство, повлекшее нарушение права на судопроизводство в разумный срок. Если данное право было нарушено судом общей юрисдикции либо произошло в результате длительного досудебного производства по уголовному делу, рассмотрение заявления о присуждении компенсации будет осуществляться судом общей юрисдикции, если же виновен арбитражный суд - то, соответственно, арбитражным судом. При этом по первой инстанции в судах общей юрисдикции такие заявления рассматриваются судами субъектов РФ по делам, подсудным мировым судьям, районным судам и гарнизонным военным судам, Верховным Судом РФ - по делам, подсудным федеральным судам, а в арбитражных судах - федеральными арбитражными судами округов.

   Следует отметить, что заявление о присуждении компенсации подается через суд, вынесший в первой инстанции решение (определение, постановление), приговор, либо через суд, рассматривающий дело в первой инстанции. Заявление о присуждении компенсации за нарушение права на исполнение судебного акта в разумный срок подается через суд, рассмотревший дело в первой инстанции, независимо от места исполнения судебного акта (п. 8 Постановления Пленума ВС РФ, Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 N 30/64).

   Для подачи заявления о присуждении компенсации установлен шестимесячный срок, поскольку в силу п. 5 ст. 3 Закона от 30.04.2010 N 68-ФЗ заявление может быть подано в течение шести месяцев со дня вступления в законную силу последнего судебного акта, принятого по делу, по которому было допущено нарушение, либо до окончания производства по делу, по которому допущено нарушение, в случае если продолжительность рассмотрения данного дела превысила три года и заявитель ранее обращался с заявлением об ускорении его рассмотрения.

   Несмотря на то что сам Закон от 30.04.2010 N 68-ФЗ не предусматривает возможности восстановления пропущенного срока для подачи заявления о присуждении компенсации, в п. 15 Постановления Пленума ВС РФ, Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 N 30/64 разъяснено, что указанный срок может быть восстановлен при наличии ходатайства лица, подающего заявление, но только в том случае, если лицо обладало правом на обращение в суд с заявлением о присуждении компенсации. При решении вопроса о восстановлении пропущенного срока судам необходимо учитывать, что этот срок может быть восстановлен только в случае установления обстоятельств, объективно исключавших возможность своевременного обращения в суд с заявлением о присуждении компенсации и не зависящих от лица, подающего ходатайство о восстановлении срока (например, болезни, лишавшей возможности обращения лица в суд, беспомощного состояния и т.п.).

   Согласно п. 3 ст. 1081 ГК РФ предусматривается право регресса Российской Федерации, субъекта РФ или муниципального образования в случае возмещения ими вреда, причиненного должностным лицом органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры или суда (п. 1 ст. 1070 ГК РФ), к этому лицу только в случае, если его вина установлена приговором суда, вступившим в законную силу. Пункт 6 ст. 1 Закона от 30.04.2010 N 68-ФЗ устанавливает иное правило, в соответствии с которым органы, которые уполномочены от имени Российской Федерации, субъекта РФ или муниципального образования на исполнение решений суда, арбитражного суда о присуждении компенсации за нарушение права на исполнение судебного акта в разумный срок имеют право предъявить регрессное требование к органу или должностному лицу, по вине которого допущено такое нарушение.

   Таким образом, следует прийти к выводу о том, что обязательство государства по выплате компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок и на исполнение судебного акта в разумный срок представляет собой новый вид деликтного обязательства, не являющегося разновидностью обязательств вследствие причинения вреда незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда (ст. 1070 ГК РФ).

 

Библиография

 

1. Андреев Ю.Н. Гражданско-правовая ответственность государства по деликтным обязательствам. СПб.: Юридический центр Пресс, 2006.

2. Афанасьев С.Ф. Гражданско-правовая ответственность суда (судей) общей юрисдикции в свете ее процессуальной реализации // Администратор суда. 2007. N 3.

3. Глыбина А.Н., Якимович Ю.К. Реабилитация и возмещение вреда в порядке реабилитации в уголовном процессе России. Томск, 2006.

4. Кун А.П. Возмещение вреда, причиненного гражданину актами власти. Л., 1984.

5. Кун А.П. Противоправность и вина в обязательствах по возмещению вреда, причиненного гражданину актами власти // Правоведение. 1984. N 3.

6. Маковский А.Л. Гражданская ответственность государства за акты власти // Гражданский кодекс России. Проблемы. Теория. Практика / Отв. ред. А.Л. Маковский. М., 1998.

7. Нешатаева Т.Н. Имущественная ответственность за вред, причиненный государством: проблемы судебной практики // Арбитражная практика. 2009. N 9.

8. Решетникова И.В. Компенсация за нарушение права на судопроизводство и права на исполнение судебного акта в разумный срок применительно к арбитражным судам // Вестник ВАС РФ. 2010. N 7.

9. Флейшиц Е.А. Обязательства из причинения вреда и из неосновательного обогащения. М., 1951.

 


Презумпция невиновности в гражданcком процессе

Трубецкой Н.А. Адвокат, член квалификационной комиссии, руководитель Аналитического центра, тренер Школы адвокатов Адвокатской палаты Ставропольского …

Обоснованность ходатайства о приобщении дополнительных доказательств к материалам дела в публичном уголовном процессе

Белецкая Л.С. Учащаяся магистратуры I курса Юридического института СФУ по программе «Адвокат в судебном …

Техники подготовки юридических документов. Как подготовить документ, чтобы повысить шансы его удачного рассмотрения в суде?

Редькин Д.А. Адвокат Первой Красноярской краевой коллегии адвокатов, тренер Института повышения квалификации адвокатов Адвокатской палаты Красноярского …

наверх страницы