(391) 277-74-54  (телефон / факс)

Тайны председательствующего

 

 

 

Суд с участием присяжных заседателей рассматривал дело, связанное с выдачей государственной тайны.
В отношении Д., обвинявшегося в государственной измене в форме выдачи государственной тайны, присяжные вынесли оправдательный приговор, но позже новая коллегия присяжных признала подсудимого виновным.

Е.Евменова
адвокат Красноярской краевой
коллегии адвокатов

        Громкое дело

       Уголовное дело по обвинению Д. в государственной измене в форме выдачи государственной тайны, находившееся в производстве СО РУ ФСВ по Красноярскому краю, получило большой общественный резонанс. Это было связано с целым рядом причин. Во-первых, такая категория дел крайне редка в правоохранительной практике, и, как правило, ни у следователей, ни у адвокатов нет опыта работы как по доказыванию виновности лица в совершении данного преступления, так и по опровержению этой виновности. Во-вторых, в соответствии со ст. 151 УИК РФ предварительное рас- следование по делам, содержащим государственную тайну, возложено на органы Федеральной службы безопасности. А само участие в расследовании ФСБ оказывает серьезное психологическое воздействие на всех лиц, так или иначе причастных к расследованию уголовного дела. Кроме того, впервые к уголовной ответственности привлекался научный сотрудник высшего учебного заведения.

       Поводом к возбуждению уголовного дела послужил международный контракт, в соответствии с которым Д. передал иностранной организации некоторые сведения. Д. настаивал на том, что эти сведения не являются государственной тайной, так как были изложены в открытых источниках.

      В связи с действовавшими на тот момент требованиями УПК РФ после направления уголовного дела в суд оно было назначено к рассмотрению судьей с участием народных заседателей. Суд вернул уголовное дело в прокуратуру в связи с неполнотой предварительного расследования.

      Следующий этап рассмотрения уголовного дела в суде проходил уже с участием присяжных заседателей, о чем ходатайствовала защита. По делу состоялся оправдательный приговор, вынесенный на основании оправдательного вердикта присяжных. Но приговор был отменен кассационной инстанцией в связи с нарушениями требований УПК РФ, допущенными при рассмотрении уголовного дела. Дело было направлено на новое рассмотрение.

      Формирование нужной коллегии

      Уже при формировании новой коллегии присяжных заседателей защита столкнулась с существенными нарушениями Конвенции о защите прав человека и основных свобод, Уголовно-процессуального кодекса РФ, федерального закона «О присяжных заседателях федеральных судов общей юрисдикции». Так, вопреки п. 9 ст. 5 названного федерального закона в средствах массовой информации к моменту формирования коллегии присяжных заседателей не были опубликованы ни общий, ни запасной списки кандидатов в присяжные заседатели. С точки зрения защиты, это явилось нарушением ст.6 Конвенции — права на справедливое судебное разбирательство.

      Как следует из смысла ст. 328 УИК РФ, запасной список кандидатов в присяжные заседатели используется лишь в одном случае: если при формировании коллегии присяжных заседателей оставшихся кандидатов в присяжные заседатели окажется меньше 14, то необходимое количество лиц вызывается в суд дополнительно по запасному списку. Однако 10 из 12 присяжных заседателей, принимавших участие в рассмотрении уголовного дела по обвинению Д., были выбраны из запасного списка. Данное обстоятельство поставило под сомнение случайность выборки кандидатов в присяжные заседатели.

     Среди кандидатов в присяжные оказалось достаточно много лиц, имеющих допуск к сведениям, составляющим государственную тайну. При формировании коллегии присяжных председательствующим были отклонены мотивированные отводы таким кандидатам, заявленные стороной защиты. Однако, как следует из ст. 21, 22 Закона РФ «О государственной тайне», ФСБ, т.е. орган, проводивший предварительное расследование в данном деле, проводит проверочные мероприятия в отношении лиц, которым оформляется допуск к сведениям, составляющим государственную тайну. То есть присяжные, имеющие допуск к таким сведениям, объективно оказываются в зависимости от органа, осуществляющего преследование. Наличие таких присяжных заседателей в составе коллегии, по мнению защиты, также повлекло нарушение ст. 6 Конвенции.

     Некоторые из кандидатов в присяжные заседатели при формировании коллегии скрыли наличие родственных отношений с сотрудниками тех или иных правоохранительных органов, тем самым значительно ограничив защиту в возможности участвовать в решении вопросов по формированию беспристрастной и объективной коллегии присяжных заседателей.

     Подмена предмета разбирательства в вопросах присяжным

     В ходе судебного разбирательства председательствующий по делу судья запретил исследовать перед присяжными вопросы, касающиеся государственной тайны, а именно получение сведений из открытых источников, и отнес разрешение этих вопросов исключительно к своей компетенции. Таким образом, присяжные заседатели были лишены возможности подвергнуть анализу наличие и доказанность деяния, в совершении которого обвинялся Д. При этом подсудимый и сторона защиты оказались в парадоксальной ситуации: Д. фактически не в чем было защищать — сам факт передачи сведений подсудимый не отрицал, он отрицал лишь то, что они составляют государственную тайну. Председательствующий по делу сформировал ложное представление у присяжных по поводу их компетенции: он ориентировал их на принятие решения о доказанности факта передачи сведений, независимо от того, являлись ли они секретными. И присяжные заседатели легко ответили на вопрос о доказанности «деяния» и виновности подсудимого.

     Объективная сторона государственной измены в форме выдачи государственной тайны формируется при передаче сведений, составляющих государственную тайну, представителям иностранного государства в ущерб внешней безопасности Российской Федерации. Таким образом, для обвинения лица в государственной измене в форме выдачи государственной тайны необходимо обязательно доказать, что лицо передавало сведения, составляющее государственную тайну, а не какие-то иные сведения. В связи с этим совершенно очевидно, что при рассмотрении судом присяжных дел, связанных с обвинением в государственной измене, обязательно должны исследоваться доказательства, касающиеся секретности или не секретности передаваемых сведений.

     Понятие «государственная тайна», конечно, определено в законе. Однако, любой здравомыслящий человек, даже не обладающий юридическим образованием, способен понять, что те сведения, которые имеются в открытых источниках, государством не охраняются и, соответственно, государственной тайной не являются. Понятия «открытые» и «закрытые» источники не являются правовыми и относятся скорее к общеупотребительным словам.

    Если бы перед присяжными заседателями были поставлены вопросы об открытости / закрытости тех источников, из которых Д. получил сведения. и присяжные пришли бы к выводу, что Д. получил сведения из открытых источников, это бы автоматически означало, что сведения не содержат государственной тайны. В таком случае суду не пришлось бы исследовать обстоятельства, которые касаются содержания государственной тайны в сведениях, переданных Д.

    «Грамотное» напутственное слово

    Существенные нарушения норм Уголовно-процессуального кодекса РФ допущены председательствующим при произнесении напутственного слова.

    В соответствии со ст. 340 УПК РФ в напутственном слове председательствующий излагает позиции государственного обвинителя и защиты, причем именно в таком порядке: сначала позиция обвинителя, потом – защиты. В настоящем деле председательствующий сначала излагал позицию защиты, потом обвинения. Защита полагает, что в такой форме председательствующий выразил свое мнение по вопросам, поставленным перед коллегией присяжных заседателей.

    Комментарии судьи к вопросному листу

    При оглашении вопросного листа в присутствии присяжных заседателей председательствующий отметил, какие вопросы, поставленные перед коллегией присяжных заседателей, сформулированы защитой и какие — обвинением. Однако согласно ст. 338 УПК РФ судья с учетом результатов судебного следствия, прений сторон формулирует в письменном виде вопросы, подлежащие разрешению присяжными заседателями, зачитывает их и передает сторонам, а с учетом замечаний и предложений сторон судья в совещательной комнате окончательно формулирует вопросы, подлежащие разрешению присяжными заседателями, и вносит их в вопросный лист, который им подписывается. Таким образом, перед коллегией присяжных заседателей оглашаются не вопросы обвинения и защиты, а вопросы, сформулированные председательствующим.

 

В настоящее время эти и иные нарушения положены в основу жалобы, поданной Д. в Европейский суд по правам человека.

 


Презумпция невиновности в гражданcком процессе

Трубецкой Н.А. Адвокат, член квалификационной комиссии, руководитель Аналитического центра, тренер Школы адвокатов Адвокатской палаты Ставропольского …

Обоснованность ходатайства о приобщении дополнительных доказательств к материалам дела в публичном уголовном процессе

Белецкая Л.С. Учащаяся магистратуры I курса Юридического института СФУ по программе «Адвокат в судебном …

Техники подготовки юридических документов. Как подготовить документ, чтобы повысить шансы его удачного рассмотрения в суде?

Редькин Д.А. Адвокат Первой Красноярской краевой коллегии адвокатов, тренер Института повышения квалификации адвокатов Адвокатской палаты Красноярского …

наверх страницы