(391) 277-74-54  (телефон / факс)

О статье 450.1 УПК РФ

ОСОБЕННОСТИ ПРОВЕДЕНИЯ У АДВОКАТА

ОБЫСКА, ВЫЕМКИ (ОСМОТРА В ОТНОШЕНИИ АДВОКАТА), В ТОМ ЧИСЛЕ В ЖИЛЫХ И СЛУЖЕБНЫХ ПОМЕЩЕНИЯХ В ПОРЯДКЕ СТ.АТЬИ 450.1 УПК РФ

 

            ЕСПЧ неоднократно выносил постановления, содержащие правовую позицию о недопустимости нарушения адвокатской тайны и отсутствия правовых (в том числе  процессуальных) гарантий, направленных на ее обеспечение, в том числе в ходе следственных действий, проводимых у адвокатов.

   Частью 3 ст. 8  ФЗ от 31.05.2002 N 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации"  предусмотрено, что «Проведение оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий в отношении адвоката (в том числе в жилых и служебных помещениях, используемых им для осуществления адвокатской деятельности) допускается только на основании судебного решения». Однако со ссылкой на отсутствие аналогичной нормы в УПК РФ, данное требование или нарушалось, или судебные постановления о разрешении указанных действий не устанавливали каких-либо гарантий сохранения адвокатской тайны.

            В Определении от 8 ноября 2005 г. N 439-О «По жалобе граждан С.В. Бородина, В.Н. Буробина, А.В. Быковского и других на нарушение конституционных прав статьями 7, 29,182 и 183 УПК РФ» Конституционный суд РФ разъяснил, что«о безусловном приоритете норм уголовно-процессуального законодательства не может идти речь в случаях, когда в иных (УПК РФ, закрепляющего общие правила уголовного судопроизводства) законодательных актах устанавливаются дополнительные гарантии прав и законных интересов отдельных категорий лиц, обусловленные в том числе их особым правовым статусом…Разрешение в процессе правоприменения коллизий между различными правовыми актами должно осуществляться исходя из того, какой из этих актов предусматривает больший объем прав и свобод граждан и устанавливает более широкие их гарантии… федеральный законодатель … был вправе осуществить соответствующее регулирование не в отраслевом законодательстве, а в специальном законе, каковым является Федеральный закон "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации". … УПК Российской Федерации в части, касающейся определения оснований и порядка производства обыска, в отношении адвокатов, не содержат указания на обязательность судебного решения в качестве условия производства обыска в служебных помещениях, используемых для адвокатской деятельности. Это не означает, что ими исключается необходимость получения соответствующего судебного решения в случаях, предусмотренных пунктом 3 статьи 8 ФЗ РФ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации".

            Дальнейшее развитие данная тема получила в том числе, в Постановлении КС РФ от 17.12.2015 г. № 33-П  «По делу о проверке конституционности п. 7 ч.2 ст. 29, ч.4 ст. 165 и ч.1 ст. 182 УПК РФ в связи с жалобой граждан А.В. Баляна, М.С. Дзюбы и других» где Конституционный суд РФ указал на гарантии при проведении обыска у адвоката: 
обыск возможен только на основании судебного решения, в котором должны быть указаны конкретные объекты поиска (предмета, документа, материалов) и изъятия в ходе данного следственного действия и данные, служащие основанием для его проведения, с тем чтобы обыск не приводил к получению информации о тех клиентах, которые не имеют непосредственного отношения к уголовному делу; разъяснена недопустимость изучения (а тем более оглашения) содержимого документов, не включенных судом в число объектов данного следственного действия; в ходе обыска запрещается видео-, фото- и иная фиксация материалов адвокатских производств в той их части, которая составляет адвокатскую тайну; адвокат вправе добровольно выдать прямо указанные и конкретизированные в решении суда объекты, содержание которых не составляет адвокатскую тайну, что исключает необходимость их поиска,  а у следователя - объективно отпадает основание поиска указанных в судебном решении объектов.

            И наконец, 17.04.2017. в УПК РФ добавлена статья 450.1 УПК РФ, направленная на обеспечение гарантии соблюдения адвокатской тайны при проведении у адвоката обыска (выемки, осмотра).

            Какие гарантии сохранения адвокатской тайны установлены данной статьей?

            Обыск, осмотр и выемка в отношении адвоката (в том числе в жилых и служебных помещениях, используемых им для осуществления адвокатской деятельности), включая случаи, предусмотренные ч.5 ст.165 УПК РФ (в случаях, не терпящих отлагательства), производятся только:

- после возбуждения в отношении адвоката уголовного дела или привлечения его в качестве обвиняемого, если уголовное дело было возбуждено в отношении других лиц или по факту совершения деяния, содержащего признаки преступления,

- в порядке, установленном п.10 ч.1 статьи 448 УПК РФ (то есть руководителем следственного органа Следственного комитета Российской Федерации по субъекту Российской Федерации),

 - на основании постановления судьи о разрешении производства обыска, осмотра и (или) выемки, содержащего данные, служащие основанием для производства указанных следственных действий, а также конкретные отыскиваемые объекты. Изъятие иных объектов не допускается, за исключением предметов и документов, изъятых из оборота.

- в присутствии обеспечивающего неприкосновенность предметов и сведений, составляющих адвокатскую тайну, уполномоченного представителя адвокатской палаты.

- запрещается изъятие всего производства адвоката по делам его доверителей, а также фотографирование, киносъемка, видеозапись и иная фиксация материалов указанного производства.

До возбуждения делав отношении адвоката и до вынесения судьей постановления о разрешении производства следственного действия, допускается осмотр жилых и служебных помещений, используемых для осуществления адвокатской деятельности, но только в случае, если в указанных помещениях обнаружены признаки совершения преступления. В таком случае осмотр места происшествия без участия уполномоченного представителя адвокатской палаты допускается только при невозможности обеспечения его участия.

Обращаем внимание, что контактные данные представителей размещены на сайте адвокатской палаты Красноярского края, что предполагает возможность обеспечить их участие в осмотре.

Вопрос о том, каким образом возможно обнаружить признаки совершения преступления жилых и служебных помещениях адвоката без их осмотра УПК РФ не раскрывает.

 

            Какова цель участия представителя совета адвокатской палаты?

- фиксация наличия необходимых судебных постановлений и их соответствия требованиям ст. 450.1 УПК РФ;

- ознакомление с документами на предмет их относимости к адвокатскому досье адвоката и доведение выводов до сведения участников следственного действия;

- фиксация нарушений адвокатской тайны при проведении следственных действий и их внесение в протокол.

В дальнейшем зафиксированные нарушения могут стать основанием для обжалования постановления суда об обыске и действий следователя и участвующих в обыске лиц, а полученных в ходе обыска доказательств - недопустимыми.

            Как это происходит?

            Следователь уведомляет уполномоченного представителя о необходимости участия в следственном действии, сообщив время и место встречи, откуда все проследуют к месту его проведения. Фамиля адвоката и адрес места проведения обыска не сообщается.

            В ходе следственного действия уполномоченный представитель осуществляет действия, направленные на достижение целей и реализацию гарантий, предусмотренных ст. 450.1 УПК РФ.

            Рекомендации адвокатам по обеспечению адвокатской тайны и по действиям при проведении обыска (выемки, осмотра), а также обследования можно посмотреть здесь.

            Примерный алгоритм действий уполномоченного представителя описан в Рекомендациях, разработанных КЗППА Адвокатской палаты Красноярского края.

            СПРАВОЧНО: На дату подготовки настоящей статьи (01.06.2019 года) следственные органы (во всех случаях следователи следственного комитета) обращались к представителям Адвокатской палаты для участия в обыске 4 раза, в том числе для участия в обыске в ночное время. При этом уполномоченных приглашали в том числе для обысков автомобилей адвокатов. Существенных конфликтных ситуаций в связи с нарушением адвокатской тайны при проведении обысков до настоящего времени не возникало т.к. никакие материалы адвокатских производств не изымались, их содержание техническими средствами не фиксировалось.

            При этом обращает внимание факт несоблюдения судебными органами требований ст. 450.1 УПК РФ о конкретизации отыскиваемых объектов.

            Фактов обжалования судебных постановлений о производстве обыска у адвокатов или действий при производстве обыска на территории Красноярского края не зафиксировано. В других регионах такие факты имеются. 

            Примечание. Не смотря на отсутствие прямого указания в ФЗ РФ «Об оперативно-розыскной деятельности», полагаем, что с учетом подтверждения ранее выработанных  правовых позиций в Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 11.04.2019 N 863-О, а также позиции ЕСПЧ и требований международных правовых актов  о приоритетном действии нормы ст. 8 ФЗ РФ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации", как специально предназначенной для регулирования соответствующих отношений, нет разумных оснований полагать, что адвокатская тайна при проведении ОРМ в отношении адвоката должна быть обеспечена защитой в меньшей степени, чем при проведении следственных действий (как минимум в части требований к содержанию судебного акта о разрешении ОРМ и присутствия при проведении ОРМ в отношении адвоката представителя адвокатской палаты. В этой связи рекомендуем заявлять ходатайство о присутствии уполномоченного представителя адвокатской палаты, а в протоколе (акте) обследования и изъятия фиксировать факт отказа в приглашении/допуске уполномоченного представителя, отсутствие в судебном решении о проведении обследования указания на конкретные основания ОРМ и указания на конкретные отыскиваемые объекты,  а также на иные нарушения адвокатской тайны, допущенные в ходе обследования. 


 

наверх страницы