(391) 277-74-54  (телефон / факс)

Советский районный суд Красноярска признал действия сотрудников ИК-31 в отношении адвоката Кунай Ильясовой незаконными

Необходимость досмотра адвоката должна иметь правовые и фактические основания

29 мая 2019 г. 18:04

Советский районный суд Красноярска признал действия сотрудников ИК-31 в отношении адвоката Кунай Ильясовой незаконными


Как сообщает «АГ», 17 мая Советский районный суд Красноярска признал незаконными действия сотрудников исправительной колонии ИК-31, которые провели личный досмотр адвоката Кунай Ильясовой, ее вещей и документов после встречи с подзащитным (судебный акт имеется у «АГ»). Кунай Ильясова отметила, что удовлетворение ее административного иска свидетельствует о том, что судебный контроль за пенитенциарной системой действует и не превратился в пустую формальность. Вместе с тем ее адвокат Виктория Дерменева опасается, что учреждения ФСИН будут и дальше стремиться не к соблюдению прав адвокатов и заключенных, а к оформлению конфликтных ситуаций так, чтобы у суда было меньше оснований признать действия сотрудников колонии незаконными. В Комиссии по защите прав адвокатов АП Красноярского края отметили, что и дальше будут стараться доводить до судебного решения каждый случай подобного нарушения профессиональных прав адвокатов.

Как сообщалось ранее, в декабре 2018 года в ходе встречи с подзащитным Байрамом Аббасовым в ЕПКТ ИК-31 адвокат получила от него заявление о том, что сотрудники колонии оказывают на него давление. После свидания сотрудники колонии потребовали выдать полученные от осужденного документы, но Кунай Ильясова, считая, что их содержание является предметом адвокатской тайны, отказалась.

Тогда в присутствии понятых и нескольких сотрудников колонии, с использованием технических средств и видеосъемки были досмотрены все вещи адвоката. В связи с тем что в них ничего не обнаружили, была вызвана сотрудница комнаты свиданий для личного досмотра Кунай Ильясовой с применением видеофиксации. При этом при личном досмотре постоянно присутствовал начальник ЕПКТ ИК-31 Сергей Скабелин. Как отмечалось в иске к ИК-31: «В ходе личного досмотра проверялась вся одежда Ильясовой К.А. вплоть до нижнего белья с оголением частей тела. По результатам досмотра велся протокол, копию которого сотрудники административного ответчика выдать истцу отказались».

Рассмотрение административного иска Кунай Ильясовой с требованием признать незаконными действия работников колонии в отношении нее началось в суде лишь в феврале. Тогда, как сообщала «АГ», представители колонии начали тяжбу с заявлений, что никакого личного досмотра адвоката вообще не было, хотя это и противоречило как публичной позиции ГУФСИН России по Красноярскому краю, опубликованной на сайте ведомства, так и отзыву ответчика на иск.

В дальнейшем в ходе судебного заседания представители колонии больше не отрицали произошедшее. Как рассказала «АГ» Кунай Ильясова, ответчик предоставил суду постановление врио начальника ИК-31, содержащее разрешение на изъятие корреспонденции у адвоката, а также записи с нагрудных видеорегистраторов сотрудников колонии, участвовавших в проведении досмотра.

Однако наиболее информативным, по словам адвоката, было выступление в суде Сергея Скабелина, согласно утверждениям которого имелись сведения, что подзащитный Кунай Ильясовой готовит дезорганизацию работы исправительного учреждения с целью послабления режима содержания заключенных через свои связи с посетителями, об этом он якобы сообщил своему соседу по камере. При этом документально данная оперативная информация никак не оформлялась, все передавалось руководству учреждения только устно. Досмотр адвоката и ее вещей был проведен только потому, что она оказалась первой, кто пришел на встречу с Байрамом Аббасовым.

В комментарии «АГ» Кунай Ильясова назвала версию начальника ЕПКТ надуманной: «Моего подзащитного привезли в ИК-31 17 декабря после обеда, я пришла в колонию – 18 декабря после обеда. Дезорганизация за сутки? Остается только догадываться, кого они там и зачем к нему подсадили…».

Адвокат Виктория Дерменева, представлявшая интересы Ильясовой в суде, добавила, что представители колонии в ходе заседаний не давали никаких сущностных пояснений на вопросы адвокатов, ограничиваясь формальными ответами. «А в последний день в прениях они вообще заявили ходатайство о передаче рассмотрения иска в краевой суд, поскольку в деле якобы содержится гостайна. Судья своим определением эту попытку затягивания процесса пресекла, не обнаружив в представленных в суд материалах ничего тайного», – рассказала адвокат.

Выслушав все доводы сторон и показания свидетелей и изучив представленные документы, Советский районный суд Красноярска признал действия сотрудников ИК-31 в отношении адвоката Кунай Ильясовой незаконными.

В обоснование решения суд сослался в том числе на Определение Конституционного Суда РФ от 6 марта 2008 г. № 428-О-П, указав, что необходимость личного досмотра адвоката должна быть подтверждена указанием как на правовые, так и на фактические основания его проведения. «Ход и результаты такого досмотра должны письменно фиксироваться с тем, чтобы была обеспечена возможность судебной проверки законности и обоснованности соответствующих действий. В противном случае не исключается возможность возникновения объективных и субъективных помех в исполнении адвокатами своих профессиональных обязанностей и тем самым – возможность нарушения баланса конституционно значимых ценностей и интересов и ограничения конституционного права осужденного на получение квалифицированной юридической помощи», – указывается в решении.

При этом суд установил, что сотрудниками ИК-31 не только был проведен личный досмотр адвоката, но в связи с изучением папки документов адвоката и изъятием списка литературы была осуществлена и цензура ее переписки с подзащитным, хотя мотивированное постановление начальника исправительного учреждения на это отсутствовало. Тот факт, что заключенным при свидании адвокату был передан некий листок бумаги, при отсутствии данных, позволяющих полагать, что он относится к запрещенным предметам (документам), по мнению суда, не является достаточным правовым основанием для проведения личного досмотра и цензуры переписки.

Более того, суд указал, что заявление Байрама Аббасова об оказываемом на него давлении, которое тот передал Ильясовой, не является запрещенным документом, а следовательно, это не могло быть надлежащим основанием для досмотра адвоката и цензуры его переписки. При этом в решении подчеркивается, что постановлением врио начальника ИК-31 было дано разрешение только на изъятие корреспонденции, но не на проведение ее цензуры и тем более не на проведение личного досмотра адвоката. Также суд отметил, что в нарушение требований закона не был составлен протокол личного досмотра адвоката.

Всеми перечисленными действиями работников ИК-31 были нарушены права Кунай Ильясовой на личную неприкосновенность и право на оказание квалифицированной юридической помощи осужденному, заключил суд.

Несмотря на выигранный спор, адвокат Кунай Ильясова не ждет от этого многого: «Просто теперь они будут более изощренно действовать в отношении адвокатов». В то же время она отметила, что удовлетворение ее административного иска свидетельствует о том, что судебный контроль за пенитенциарной системой действует и не превратился в пустую формальность.

В свою очередь Виктория Дерменева выразила опасение, что «мысль ответчика и дальше будет развиваться не в направлении, как соблюсти права адвокатов и заключенных, а как оформить все так, чтобы у суда было меньше оснований признать действия сотрудников колонии незаконными». Она добавила, что на 99% уверена в том, что ответчик обжалует вынесенное решение в краевой суд.

Член Комиссии по защите прав адвокатов АП Красноярского края Александр Брестер в комментарии «АГ» напомнил, что это уже второе решение об удовлетворении административного иска, вынесенное по жалобам красноярских адвокатов на незаконные действия сотрудников регионального ГУФСИН, за последнее время. Он отметил, что этого удалось достичь благодаря слаженной работе Комиссии по защите прав адвокатов края, в которую также входят адвокаты Иван Хорошев и Дмитрий Редькин, участвовавшие на стороне адвокатов-истцов в обоих судебных спорах. Ранее «АГ» рассказывала о судебном решении, признавшем незаконным досмотр вещей адвоката Виктории Дерменевой в ИК-27 (29 апреля это решение вступило в законную силу).

«Нам говорят, что мы побеждаем сейчас в судах просто потому, что адвокаты работают лучше, чем юристы ГУФСИН, а не потому, что сотрудники колонии нарушали закон. И мы пока ничего не можем поделать с таким пониманием ситуации», – рассказал Александр Брестер. Он также сообщил, что в связи с удовлетворенными исками прорабатывается вопрос о взыскании компенсаций с пенитенциарных учреждений.

Главное достижение, по его словам, в том, что вынесенные судебные решения послужат хорошим примером самозащиты и для других адвокатов, которые впредь не будут замалчивать подобные случаи нарушения своих прав при посещении ими мест лишения свободы. «В свою очередь в Красноярском крае мы будем стараться доводить до судебного решения каждый случай подобного нарушения профессиональных прав. Только так – методично, от дела к делу – можно добиваться уважения к адвокатской профессии», – резюмировал Александр Брестер.


В соответствии с процессуальным законодательством

ВС РФ подтвердил возможность адвоката критиковать качество правосудия в ходе судебного процесса

Подготовка к сдаче квалификационного экзамена

Изменения в сдаче тестовой части квалификационного экзамена на статус адвоката

"Адвокатская газета" рассказала о положительном результате в работе Комиссии по защите профессиональных прав адвокатов в Красноярском крае

Члены комиссии по защите профессиональных прав адвокатов Адвокатской палаты Красноярского края, отстояли положительное решение в Красноярском краевом …

наверх страницы