(391) 277-74-54  (телефон / факс)

О некоторых аспектах адвокатуры и адвокатской деятельности в Енисейской губернии в период с 1917 по 1925 годы: по материалам архивных документов

Сухарева Ксения Сергеевна, 3 курс отделения сравнительного правоведения ЮИ СФУ

О некоторых аспектах адвокатуры и адвокатской деятельности в Енисейской губернии в период с 1917 по 1925 годы: по материалам архивных документов

 

"Только что одного выпроводили, другой явился.

 Если всякий будет лезть, то нельзя будет работать".

 

Как известно, история российской адвокатуры началась с середины 19 века, с судебных уставов 1864 года. В то время, согласно уставам, это были присяжные поверенные и частные поверенные[1]. Однако я бы подробнее хотела остановиться на особенностях развития адвокатуры в период зарождения Советской власти.

С течением времени общество и государство эволюционировало и развивалось. Данный процесс затрагивал все институты и сферы жизнедеятельности общества. С развитием государственных институтов квалифицированная юридическая помощь приобретала все большую значимость. Адвокаты всегда стояли на передовой в борьбе за защиту прав и законных интересов граждан. На мой взгляд, один из самых тяжелых периодов, институт адвокатуры пережил в 20е годы ХХ века.

Так что же происходило с адвокатурой с 1917 по 1925 годы в России и в особенности в Енисейской губернии? Для выяснения этого вопроса обратимся к истории и архивным документам Государственного архива Красноярского края. Вместе с тем, нельзя не отметить, что по свидетельству сотрудников Государственного архива Красноярского края, документов по интересующей нас теме за рассматриваемый период сохранилось не много.

Известно, Декретом о суде №1 от 24.11.1917 г. была упразднена судебная система. Согласно Декрету, представлять интересы личности в суде дозволялось любому «неопороченному» гражданину. Однако, идея отдать функции судебной защиты всем гражданам просуществовала недолго. Новая форма организации защиты была введена 7 марта 1918 г. Декретом о суде № 2. Правозаступничество объявлялось общественной функцией, т.е. должно было защищать интересы трудового народа. Члены коллегии защитников фактически признавались должностными лицами и получали содержание в размере оклада, устанавливаемого для народных судей[2].

Последствием этой реформы стало резкое сокращение численности адвокатов с 13 тыс. (в 1917 г.) до 650 человек (в 1921 г.). Серьезно сократились и процессуальные возможности защитников. Их перестали допускать к участию в предварительном следствии, а участие в судебных разбирательствах отдавалось на рассмотрение судей. Да и общий подход к судопроизводству оказался отнюдь не в пользу состязательности сторон[3].

В условиях нэпа изменились и задачи правоохранительных органов. Переход к мирному хозяйственному строительству, отказ от методов внесудебных репрессий легли в основу советской уголовной политики. Ленин отмечал, что в мирных условиях работу ВЧК надо «ограничить… задачами политическими». Назрела необходимость проведения судебной реформы[4].

26 мая 1922 г. IIIсессией ВЦИК девятого созыва было принято Положение об адвокатуре. И уже 5 июля 1922 г. Народный комиссариат юстиции РСФСР утвердил Положение о коллегии защитников, провозгласившее в какой-то мере возвращение адвокатам их роли в судебном процессе и даже право на профессиональное объединение[5].

Коллегии защитников организовывались при губернских отделах юстиции, а впоследствии – при губернских судах. Первый состав коллегии утверждался президиумом исполнительного губернского комитета по представлению отдела юстиции. В дальнейшем же прием в члены производился самой коллегией, которая была обязана лишь довести до сведения губернского исполкома данные о вновь принятых, при этом представлялось право отвода[6].    

Аналогичным образом, в Енисейской губернии в 1922 году была образована коллегия защитников при Енисейском губернском Суде, которая также имела Президиум – как орган управления и сама коллегия. Председателем Президиума коллегии защитников был избран Шворин М.Л. (Приложение № 1).

Изучив некоторые архивные документы Енисейской губернии 20-х годов (протоколы, объяснения, заявления и др.), мною были выявлены некоторые особенности адвокатской деятельности того периода.  

К кандидатам в члены коллегии предъявлялись особые требования в части честности и правомерности осуществляемой деятельности до вступления в коллегию. Так, находясь на государственной службе, будучи нотариусом, было запрещено одновременно выступать в судах защитником. Только если не будет обосновано, что это не было «подпольной адвокатурой», а служащий выступал как «член Профсоюза по предложению Профорганов в порядке Профдисциплины». Тогда препятствий для вступления в коллегию защитников не усматривалось. (Приложение №2. В Президиум Коллегии Защитников На №. 56 от 7/IУ-с.г.; Приложение №3. В Губернский Суд, от Председателя Президиума Коллегии Защитников; Приложение №4. В Президиум Коллегии Защитников от предгубсуда).

Адвокат, привлеченный к уголовной ответственности, заседанием Президиума Коллегии защитников Енисейской губернии исключался из состава Коллегии (Приложение №5. Протокол № 21 от 16 февраля 1924 года).  

Отказ от защиты по назначению влек наложение на адвоката дисциплинарного взыскания. «Губсуд в порядке ст.42 Положения о Судоустройстве при сем препровождает донесение Народного Судьи <…> об отказе члена коллегии выступить защитником» в Президиум Коллегии Защитников. (Приложение №6. В Президиум Коллегии Защитников от предгубсуда).

Между судьями и адвокатами наблюдалось противостояние, которое могло вылиться во взаимные письменные претензии. При этом адвокат активно защищал свои честь и достоинство. Так, например, между судьей и защитником, могла произойти ссора, если адвокат зашел в канцелярию суда в шапке и обратился напрямую к присутствовавшему там судье. Судья заявил, что это проявление неуважения к Суду (Приложение №7 Заявление в Президиум Коллегии Защитников при Енисейском Губернском Суде члена коллегии Николая Владимировича Лаврова, Приложение №8 Объяснение по существу заявления члена коллегии защитников т. Лаврова).

Соответствующая ситуация была выявлена при изучении заявления в Президиум Коллегии Защитников при Енисейском Губернском Суде члена коллегии Николая Владимировича Лаврова и объяснений по существу заявления члена коллегии защитников т. Лаврова в ГубСуд Народного Судьи 1уч. гор. Красноярска Михаила Иванова. На этом примере можно проследить вопрос взаимного «уважения» суда и адвоката. Исходя из заявления и объяснения, можно восстановить примерную ситуацию случившегося. Дело, в котором член коллегии защитников Лавров должен был выступать поверенным, должно было быть рассмотрено в 10 часов утра. До этого было устроено распорядительное заседание по вопросу о прекращении дел по амнистии от 17 августа 1923 года. «Занятия в суде начались в 9 утра, и народные заседатели были приглашены к 9 часам утра». Лавров придя пораньше, увидел, что в зале заседания нет ни одного свидетеля по его делу. Адвокат решил зайти в комнату Канцелярии (она же кабинет Народного Судьи), где еще находились секретарь и делопроизводитель, чтобы попросить дать справку о том, кому из свидетелей повестки не были вручены. Лавров зашел туда в шапке, что подтверждается в обоих документах. По словам Лаврова, судья начал вести себя не совсем корректно, говоря следующие фразы: «Только одного выпроводили, другой явился», «Вы что же не снимаете шапку, это неуважение Суда», «Если всякий будет лезть, то нельзя будет разобраться». Лавров посчитал эти выражения оскорбительными и унижающими его достоинство. Адвокат подчеркивает, что он пришел к Иванову, как член коллегии защитников к судье. Сказав эти слова при всех, то есть публично, судья Иванов оскорбил всех членов коллегии защитников. «Не рисуясь, чистосердечно говорю вам товарищи, что меня мучит в данном случае не личная обида, но то что благодаря такому отношению Судьи, какое представление и понятие может сложиться у народных заседателей, Канцелярии, а через их рассказы и у населения о членах Коллегии Защитников». «Вот что заставляет меня сделать это сообщение Президиуму. Охранить своё личное достоинство и честь у меня хватит силы и мужества, но я боюсь, что буду не в силах охранить честь и достоинство нашей корпорации. Этот именно вопрос я и передаю на разрешение президиума». Лавров, считал неправильное и некорректное представление у народных заседателей, секретаря и делопроизводителя станет основой для распространения негативного мнения о членах коллегии. «Какие же мы защитники чужих интересов, личностей гл. свободы, когда нас гонит Судья чуть ли не в шею из Суда?»

Таким образом, адвокатура в Енисейской губернии в современном понимании этого института образовалась в 1922 году. Изученные архивные документы свидетельствуют о том, что адвокатура, как институт в Енисейской губернии находилась в изучаемый период начале своего становления. Принципы адвокатской деятельности, которые мы сейчас можем наблюдать в Федеральном законе «Об адвокатуре и адвокатской деятельности», а также Кодексе профессиональной этики адвоката только начинали формироваться в тот период времени. Вместе с тем, еще в двадцатых годах прошлого века, адвокаты проявляли профессионализм и настойчивость при исполнении своих обязанностей по защите прав граждан. Но в случае оскорбительного со стороны судьи поведения в отношении самого адвоката, реагировали жестко и решительно путем обжалования неподобающего поведения судьи. Поскольку, оскорбив одного адвоката, судья тем самым оскорблял коллегию в целом.

 

 

 



[1]Черкасова Н.В. Формирование и развитие адвокатуры в России. М.: Наука, 1987. С.29.

[2]Грудцына Л.Ю. Российской адвокатуре 140 лет: историческая ретроспектива // Адвокат. 2004. №10, 11. Цит. по: Экзамен на статус адвоката: учебно-практ. пособие /Федеральная палата адвокатов РФ. Отв. ред. И.Л. Трунов. – М.: Издательство Юрайт, 2013. С.16-17.

[3]Хаски Ю. Российские адвокаты и советское государство. Происхождение и развитие советской адвокатуры 1917 – 1939.  М. 1993.

[4]Смирнов В.Н., Смыкалин А.С. Адвокатура и адвокатская деятельность. Учеб.пособие. М.: Проспект 2014. С. 30.

[5]Экзамен на статус адвоката: учебно-практ. пособие /Федеральная палата адвокатов РФ. Отвю ред. И.Л. Трунов. – М.: Издательство Юрайт, 2013.. С.16.

[6]Там же. С. 17.


Презумпция невиновности в гражданcком процессе

Трубецкой Н.А. Адвокат, член квалификационной комиссии, руководитель Аналитического центра, тренер Школы адвокатов Адвокатской палаты Ставропольского …

Обоснованность ходатайства о приобщении дополнительных доказательств к материалам дела в публичном уголовном процессе

Белецкая Л.С. Учащаяся магистратуры I курса Юридического института СФУ по программе «Адвокат в судебном …

Техники подготовки юридических документов. Как подготовить документ, чтобы повысить шансы его удачного рассмотрения в суде?

Редькин Д.А. Адвокат Первой Красноярской краевой коллегии адвокатов, тренер Института повышения квалификации адвокатов Адвокатской палаты Красноярского …

наверх страницы