(391) 277-74-54  (телефон / факс)

Закон должны соблюдать не только адвокаты, но и судьи

Адвоката АП Ленинградской области Руслана Айдамирова не стали наказывать за высказанные при присяжных возражения на снятие судьей вопросов свидетелю

Совет Адвокатской палаты Ленинградской области (далее – АП ЛО) опубликовал решение от 31 августа по дисциплинарному производству, возбужденному на основе частного определения Брянского областного суда на действия адвоката Руслана Айдамирова в суде с участием присяжных заседателей. Совет АП ЛО посчитал, что хотя в действиях защитника формально и имеются признаки нарушения Закона об адвокатуре и КПЭА, однако в силу малозначительности они не порочат честь и достоинство адвоката и не умаляют авторитет адвокатуры. В комментарии «АГ» Руслан Айдамиров отметил, что его спорные действия были ответом на нарушения, допущенные председательствующим судьей. В свою очередь вице-президент АП Ленинградской области Денис Лактионов подтвердил, что такие действия защитника были спровоцированы действиями судьи и явились их следствием.

Ранее «АГ» сообщала о том, что в декабре 2020 г. адвокаты АП ЛО Ольга Семенцова и член Совета этой палаты Руслан Айдамиров добились оправдания в суде с участием присяжных гражданина Ш., который обвинялся в убийстве родного брата и незаконном хранении оружия.

После подачи прокуратурой апелляционного представления уголовное дело поступило в производство судебной коллегии по уголовным делам Брянского областного суда, которая не только отменила оправдательный приговор и направила дело на новое рассмотрение, но и вынесла частное определение (имеется у редакции) в отношении защитников.

Возражения адвоката на действия судьи стали поводом для дисциплинарного производства

Как следует из частного определения, при рассмотрении дела в отношении Ш. оба его защитника систематически допускали нарушения требований ст. 252, 335, 336 УПК РФ. В частности, отмечалось, что в ходе судебного следствия по делу председательствующий судья снял вопросы, заданные Русланом Айдамировым, поскольку они не относились к выяснению обстоятельств, относящихся к компетенции присяжных, на что адвокат сделал в присутствии присяжных заявление о том, что председательствующий не дает донести до их сведения значимую информацию. В отсутствие присяжных адвокату были сделаны замечание и предупреждение о необходимости соблюдения требований УПК РФ, однако далее защитник продолжил задавать присяжным вопросы касательно наличия оружия у пострадавшего в день происшествия. После того как эти вопросы снимались судьей, адвокат заявил при присяжных, что он продолжит задавать этот вопрос, потому что «имеет на это полное право».

«Кроме этого, адвокатом Русланом Айдамировым в нарушение процедуры рассмотрения дела был задан вопрос потерпевшей, известны ли ей случаи применения насилия со стороны пострадавшего к подсудимому, и несмотря на снятие этого вопроса потерпевшая дала ответ, негативно охарактеризовав пострадавшего, в связи с чем председательствующему вновь пришлось разъяснять присяжным заседателям, чтобы они не принимали во внимание данный ответ, – отмечалось в частном определении. – Адвокат Руслан Айдамиров при допросе свидетеля в присутствии присяжных пытался выяснить вопрос о доказательстве, ходатайство о представлении которого стороной защиты своевременно заявлено не было и допустимость которого не была судом проверена, а после того как председательствующим было указано, что данные вопросы выясняются без участия присяжных, адвокат заявил, что возражает против действий председательствующего, так как это прямое доказательство. По результатам рассмотрения ходатайства стороны защиты председательствующим данное доказательство было признано недопустимым, и стороне защиты было отказано в его представлении присяжным».

Судебная коллегия также указала на высказывание Руслана Айдамирова в ходе прений сторон о том, что «стороне защиты не удалось предъявить все доказательства», и на то, что он, несмотря на ранее сделанные ему замечания, вновь высказал перед присяжными утверждение о принадлежности оружия пострадавшему. Многочисленные нарушения процедуры рассмотрения дела с участием присяжных заседателей, допущенные в том числе и защитниками, сформировали негативное отношение к пострадавшему и положительное – к подсудимому, а также создали видимость того, что сторона защиты была ограничена в представлении доказательств, отмечалось в частном определении.

«Таким образом, судебной коллегией было установлено, что адвокаты Руслан Айдамиров и Ольга Семенцова осуществляли свои полномочия при рассмотрении данного дела в нарушение регламента, особенностей рассмотрения дела с участием присяжных заседателей, игнорировали законную процедуру обжалования действий председательствующего по делу, что указывает на злоупотребление этими адвокатами своими правами и нарушение ими Закона “Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации” и КПЭА», – подчеркивалось в частном определении. В обоснование своих доводов судебная коллегия облсуда представила заверенную копию протокола судебного заседания и диск с аудиозаписью судебных заседаний. В связи с этим облсуд просил президента АП ЛО обратить внимание на нарушения, допущенные адвокатами, и принять соответствующие меры.

Квалификационная комиссия усмотрела признаки нарушения

В отношении Руслана Айдамирова и Ольги Семенцовой были возбуждены дисциплинарные производства. Впоследствии в отношении последней производство прекратили за отсутствием в ее действиях нарушений законодательства об адвокатуре и КПЭА.

В письменных объяснениях Совету (есть у «АГ») Руслан Айдамиров, в частности, указывал, что в ходе судебного разбирательства стороне защиты всячески запрещали озвучивать позицию подсудимого, не давали ссылаться в подтверждение его невиновности на то, что пистолет, послуживший орудием преступления, принадлежал самому погибшему, а вопросы защитника к свидетелям о наличии оружия у погибшего снимались председательствующим. «То есть действия адвоката, направленные на то, чтобы доказать, что имела место самооборона (у погибшего имелось оружие и он был способен это оружие применить), были расценены судом как целенаправленные и систематические нарушения требований ст. 252, 335 и 336 УПК РФ, а также законодательства об адвокатской деятельности», – пояснил защитник. По его мнению, своим поведением он никак не умалил авторитет адвокатуры и не причинил вреда доверителю, который был единодушно оправдан присяжными.

Квалификационная комиссия АП ЛО пришла к выводу о наличии в действиях Руслана Айдамирова нарушения ст. 12 Кодекса профессиональной этики адвоката, допущенного в судебном заседании первой инстанции 9 декабря 2020 г., когда он в присутствии присяжных заявил следующие возражения на действия судьи после снятия им трех вопросов свидетелю: «Ваша Честь! Прошу занести в протокол судебного заседания заявление против Ваших действий, потому что Вы не даете нам донести до сведения присяжных заседателей значимую информацию. Мы не будем рассматривать только те события, которые происходили 9 февраля 2020 г., а будем рассматривать все события, которые к этому привели. Я возражаю против Ваших действий».

В остальной части дисциплинарное производство в отношении адвоката, по мнению Квалификационной комиссии, подлежало прекращению ввиду отсутствия в его действиях нарушения законодательства об адвокатской деятельности и норм КПЭА.

Совет палаты посчитал нарушение малозначительным

После изучения материалов дисциплинарного производства Совет АП Ленинградской области отметил, что в ходе судебного разбирательства по уголовному делу Ш. с самого его начала между судом и стороной защиты возник процессуальный спор. «Речь шла о возможности защиты отстаивать позицию доверителя, изложенную как согласованную с ним во вступительном слове защитника Руслана Айдамирова, так и непосредственно самим подсудимым. Адвокат Руслан Айдамиров в своих действиях по защите Ш. полагал, что имеет право на представление доказательств невиновности подсудимого в инкриминируемых ему деяниях, в том числе доказательств вины другого лица как опровергающих вину подсудимого. Суд в лице председательствующего, снимая вопросы адвоката Руслана Айдамирова и прерывая его в прениях, полагал, что затрагиваемые им обстоятельства не должны доводиться до сведения присяжных заседателей», – подчеркнуто в решении.

По мнению Совета палаты, само по себе снятие председательствующим вопросов адвоката, а также остановка его выступления в прениях с разъяснением присяжным, что они не должны принимать во внимание указанные обстоятельства, не свидетельствуют о нарушении адвокатом законодательства об адвокатской деятельности и норм профессиональной этики. Такие действия председательствующего свидетельствуют только о реализации им своих полномочий, вытекающих из особенностей рассмотрения дел с участием присяжных.

В решении отмечено, что сторона защиты толковала положения ст. 252, 334–336 УПК РФ согласно разъяснениям Определения КС РФ № 2634-О от 25 ноября 2020 г., согласно которым статьи УПК РФ не содержат норм, ограничивающих право подсудимого приводить доказательства и доводы, опровергающие позицию обвинения, в том числе свидетельствующие о непричастности к преступлению, совершения преступления не им, а другим лицом. Соответственно, Руслан Айдамиров в процессе защиты подсудимого руководствовался официальным толкованием норм УПК РФ.

Совет АП ЛО добавил, что кассационный суд, отказывая в рассмотрении кассационных жалоб защиты на апелляционное определение Брянского областного суда, тем не менее указал: «Вопрос о том, что потерпевший Ш. принес пистолет, являющийся орудием преступления, на место убийства, обстоятельства причинения Ш. повреждений, описанные осужденным, подлежали рассмотрению, поскольку защитой была выдвинута версия об обороне, в ходе которой и причинена смерть потерпевшему».

Также в решении отмечается, что ст. 335 УПК РФ не содержит прямого запрета на сообщение или выяснение сведений о потерпевшем, если таковые подлежат выяснению с точки зрения правильности квалификации подсудимого, наличия обстоятельств, исключающих виновность деяния, таких, например, как необходимая оборона. Это, как указал Совет, следует из толкования ст. 37 УК РФ: установление факта необходимой обороны невозможно без установления факта противоправных действий потерпевшего. «С учетом изложенного Совет АП ЛО не усматривает в действиях адвоката Руслана Айдамирова, задававшего в присутствии присяжных заседателей вопросы, направленные на представление доказательств не только невиновности подзащитного, но и на возможную виновность потерпевшего, а также заявившего об этом в прениях, нарушения уголовно-процессуального законодательства, законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и (или) норм профессиональной этики, в частности ст. 12 КПЭА», – подчеркивается в решении.

Совет АП Ленинградской области также счел необоснованными и недоказанными претензии к защитнику в том, что он в присутствии присяжных пытался решать вопрос о допустимости доказательств и ссылался на неисследованные в суде доказательства в прениях. Так, из протокола судебного заседания следовало, что до сведения присяжных заседателей о наличии видеозаписи с места происшествия информация была доведена в ходе допроса стороной обвинения свидетеля Б., затем в ходе допроса стороной обвинения свидетеля Л., вопросы председательствующим не были сняты, присяжные не предупреждались о том, чтобы не принимать во внимание эти обстоятельства, на которые ссылались свидетели. При этом вопрос о наличии видеозаписи свидетелю Л. адвокатом был задан позднее. В решении Совета также отмечено, что высказывание адвоката перед присяжными «голословного утверждения о принадлежности оружия пострадавшему» следует расценивать как его мнение.

В то же время Совет палаты счел, что возражения Руслана Айдамирова в судебном заседании от 9 декабря 2020 г. на действия председательствующего, сделанные в присутствии присяжных заседателей, формально содержат признаки нарушения требований законодательства об адвокатской деятельности и КПЭА. Однако они в силу малозначительности не порочат честь и достоинство адвоката, не умаляют авторитет адвокатуры и не причиняют существенного вреда доверителю или адвокатской палате. В связи с этим Совет прекратил дисциплинарное производство в этой части вследствие малозначительности совершенного проступка с указанием адвокату на допущенное нарушение. В остальной части дисциплинарное производство в отношении Руслана Айдамирова было прекращено за отсутствием в его действиях нарушений законодательства об адвокатской деятельности и норм КПЭА.

Комментарии адвоката и представителя АП ЛО

В комментарии «АГ» Руслан Айдамиров отметил, что из решения видно, насколько глубоко члены Квалифкомиссии и Совета этой палаты погрузились в обстоятельства дела. «Ими были проанализированы и факты дела, и нормы закона, относящиеся к делу, и судебная практика Конституционного Суда. Хотя я и допустил нарушение: оспорил действия судьи в присутствии присяжных заседателей, все же я не был привлечен к дисциплинарной ответственности, и случилось это, потому что мои действия стали ответом на нарушения, допущенные председательствующим», – подчеркнул он.

По словам адвоката, таким решением Совет АП ЛО посылает сигнал: закон должны соблюдать не только адвокаты, но и судьи; а если судья вдруг начинает играть не «по правилам», то и адвокат может сделать то же самое, без последствий. «Думаю, что подобных дисциплинарных дел будет немало в ближайшее время, поскольку такова реакция судейского сообщества на те невероятные результаты, которых адвокаты добиваются в суде присяжных. К счастью, в нашей палате попытка “приструнить” адвоката при помощи дисциплинарного дела не удалась. Надеюсь, что такой же подход возьмут на вооружение органы адвокатского самоуправления и в других регионах», – заключил Руслан Айдамиров.

В свою очередь вице-президент АП ЛО Денис Лактионов отметил, что Совет палаты постарался глубоко и аргументированно обосновать принятое им решение. «Мы пришли к выводу о том, что никакого значимого вреда от действий защитника, признанных проступком, не наступило ни для подзащитного, в интересах которого адвокат действовал, ни для правосудия. Мы убедились в том, что такие действия защитника были спровоцированы действиями самого председательствующего судьи и явились их следствием. Как следует из рассматриваемого случая, такое злоупотребление возможно со стороны всех участников судопроизводства, в том числе и председательствующего», – подчеркнул он.

Эксперты «АГ» прокомментировали позицию палаты

Адвокат АП Московской области Ирина Язева поддержала выводы Совета АП ЛО. «Оценка высказываний участников судебного процесса с участием присяжных заседателей, по большому счету, носит сугубо оценочный характер, в каждом конкретном случае границы дозволенного к раскрытию перед присяжными заседателями определяются сугубо индивидуально с учетом особенностей конкретного дела. Ни в одном законодательном акте не прописан алгоритм действий в конкретном деле. В ином же случае законодателю необходимо было подготовить огромное количество нормативно-правовых актов из разряда “а что, если…”», – полагает она.

Эксперт отметила, что ст. 335 УПК РФ действительно не содержит прямого запрета на сообщение или выяснение сведений о потерпевшем: «Подсудимый и его защитник в соответствии с предусмотренными ст. 15 УПК РФ принципами состязательности и равноправия сторон могут приводить свои доводы относительно обстоятельств, связанных с личностью потерпевшего, в том случае, если такие обстоятельства подлежат выяснению с точки зрения правильности квалификации подсудимого, наличия обстоятельств, исключающих виновность деяния, таких, например, как необходимая оборона».

Ирина Язева добавила, что из-за этого адвокату приходится лишь с учетом своего опыта, знаний и личной оценки обстоятельств конкретного дела приводить те аргументы в защиту своего доверителя, которые, по его мнению, позволят максимально эффективно осуществить защиту. «Мнение адвоката, соответственно, может не совпадать с мнением председательствующего судьи. Тем самым вопрос о границах допустимого становится предметом рассмотрения вышестоящих судов, которые определяют, верны ли были действия защитника, не нарушали ли они нормы УПК РФ? В функции председательствующего, помимо прочего, входит возможность разъяснения присяжным заседателям о том, чтобы они не учитывали какие-либо сведения, озвученные в ходе рассмотрения дела, которые, по мнению председательствующего, не подлежат исследованию с их участием. Таким образом, УПК РФ определен, на мой взгляд, рабочий инструмент предотвращения нарушений со стороны участников судебного процесса с участием присяжных заседателей, привлечение адвокатов еще и к дисциплинарной ответственности за такие “нарушения” недопустимо», – убеждена адвокат. 

В связи с этим, полагает Ирина Язева, нельзя вменять в вину защитнику его личную оценку обстоятельств и толкование требований ст. 252, 335, 336 УПК РФ как нарушение требований Закона об адвокатуре и КПЭА. Иное приведет к невозможности осуществления адвокатами своих непосредственных обязанностей в судебных процессах с участием присяжных заседателей.

Адвокат АП Московской области Светлана Добровольская также полагает, что адвокат, как и прокурор, вправе доносить до присяжных заседателей любую информацию, которая относится к фактическим обстоятельствам дела и позиции защиты. «В свою очередь председательствующий вправе разъяснять присяжным, что им не следует учитывать при вынесении решения по делу. Так что в рассматриваемом деле защитник действовал в рамках закона. И я уверена, что этой проблемы не было бы, если по делу был бы обвинительный вердикт», – считает она.

Зинаида Павлова

 

 


Применять закон в его буквальном значении

По мнению ВС РФ, от адвоката по назначению нельзя требовать документы, не указанные в федеральных НПА

Как поступать адвокату по назначению при необоснованной замене

Защитник по назначению столкнулся с внепроцессуальной заменой судьей

наверх страницы